Опель уходит из России

К конце 2020 года, по планам компании, линейка Opel в России будет представлена шестью моделями. В частности, в конце первого квартала бренд намерен запустить в производство фургон Vivaro. В каком сегменте будут представлены остальные новинки, пока не раскрывается. Возвращение в Россию моделей Astra, Insignia, Corsa на данный момент невозможно: пока они строятся на старых платформах General Motors и, соответственно, являются интеллектуальной собственностью GM, продавать их на российском рынке Opel не может.

В планах компании – достичь 5-процентной доли на российском автомобильном рынке. «Мы в PSA считаем, что если ты продаешь на рынке более 5%, то ты являешься серьезным игроком. Поэтому наши среднесрочные амбиции по бренду Opel – это построить бизнес таким образом, чтобы занимать на российском авторынке не менее 5%», – отметил Володин.

Напомним, что Opel ушел из России вместе с другими брендами GM в 2015 году на фоне резкого падения спроса. В 2017 году бренд был продан концерну PSA. В конце 2019 года «Опель» официально вернулся на российский рынок, начав прием заказов на микроавтобус Zafira Life и городской кроссовер Opel Grandland X.

Финансовое издание Bloomberg отмечает, что компания Ford уходит с российского рынка легковых автомобилей, где когда-то была пионером локализации производства, действуя в рамках глобальной реструктуризации своего бизнеса в Европе. Тем не менее, авторы статьи — Джейк Рудницки и Илья Хренников — отмечают следующее: «Такой шаг — это далеко не первый признак того, что западные компании и инвесторы разочаровываются и отворачиваются от России, где экономический спад и западные санкции омрачили перспективу эффективного продвижения на рынке, который автопроизводители долгое время рассматривали как растущий и ключевой».

Фактически Bloomberg усматривает прямую связь между санкционной политикой Запада в отношении России и принятием решения о прекращении деятельности легкового подразделения компании Ford в РФ.

Далее издание напоминает, что американская компания ранее уже вносила коррективы в свой российский бизнес, реагируя на политическую повестку.

«Западные инвестиции в Россию резко снизились после присоединения Крыма в 2014 году, когда прошла первая из нескольких волн американских и европейских санкций. Вскоре после этого Ford списал инвестиции на 329 млн долларов в совместное предприятие с российской Sollers. Списания, отраженные в отчетности компании, напомним, отражали прогноз развития бизнеса, слабеющий рубль и падение объемов отрасли. А спустя год концерн General Motors начал процесс сворачивания своего бизнеса в России», — отмечают журналисты Bloomberg.

Издание также отмечает, что рынок позитивно воспринял решение руководства Ford о закрытии производства легковушек в России: «Акции Ford выросли на 1,1 процент после открытия торгов в среду (27 марта)». В то же время — констатирует далее Bloomberg — «не все автопроизводители поставили крест на российском рынке. Французская группа PSA Group после приобретения нескольких брендов GM планирует перезапустить на российском рынке легковые модели Opel, две из которых планируется выпускать на заводе концерна в Калуге», — отмечают журналисты.

Заметим, что Bloomberg оставляет за кадром еще более широкую активность европейских и азиатских компаний в России — к примеру, не упоминается очень скорое открытие завода китайской фирмы Haval под Тулой, планов концерна Volkswagen локализовать на своем калужском заводе новые двигатели TSI или, скажем, то обстоятельство, что компания «Тойота Мотор» недавно подала в Минпромторг РФ заявку на заключение СПИК и планирует инвестировать в Россию 20 млрд рублей за десять лет.

Фото: Максим Богодвид / РИА Новости

Похожие взгляды высказывает The Financial Times. Влиятельное финансовое издание констатирует, что анонсирование закрытие производства легковых автомобилей в России к концу июня напрямую связано с низкой эффективностью работы совместного предприятия Ford Sollers.

«В последние годы вялый экономический рост, непредсказуемые колебания курса валют и геополитические головные боли тяготили западных автопроизводителей, работающих на российском рынке», — отмечает FT. Высказывание «геополитические головные боли» неконкретно, но совершенно однозначно — FT видит в предстоящем уходе Ford с нашего рынка в том числе и политическую подоплеку.

Однако и экономический аспект не сбрасывается со счетов.

«Десятилетие назад западные автопроизводители рассматривали Россию как новый растущий рынок Европы, видя в нем альтернативу замедляющимся рынкам стран Западной Европы. Тогда компании Ford, Hyundai и Volkswagen начали процесс вкачивания миллиардов долларов в российские заводы и компании по продвижению новых моделей. Однако спрос впоследствии резко снизился, поскольку экономика страны начала испытывать проблемы, побуждая ряд автопроизводителей сокращать производство или отзывать отдельные бренды с российского рынка. В 2018 году на российских автомобильных заводах было собрано 1,56 млн автомобилей в сравнении с 1,97 млн в 2012 году», — констатирует FT.

В то же время FT цитирует представителей руководства Ford, которые заявили изданию, что решение об уходе с российского рынка последовало бы в любом случае, вне зависимости от глобальной повестки американской компании. Газета в этой связи приводит слова исполнительного директора Ford Sollers Тома Хилдича (отвечает за реализацию операционной стратегии СП Ford Sollers).

«Мы пришли к выводу, что российский рынок очень сложен. В последние годы производственные мощности значительно превышали спрос, что было связано в первую очередь с ростом популярности бюджетных компактных автомобилей», — отметил он.

По мнению Тома Хилдича, это обстоятельство нанесло главный вред позициям американской компании на российском рынке.

Артем Геодакян/ТАСС

Вашингтонское издание U.S. News & World Report в свою очередь полагает, что компания Ford преследовала в первую очередь свои бизнес-интересы, и теперь продолжит укрепляться на российском рынке в сегменте легкого коммерческого транспорта. Журналисты констатируют, что закрытие сборочных заводов в Набережных Челнах и Санкт-Петербурге, а также завода по производству двигателей в Елабуге — звено в цепи аналогичных шагов в Южной Америке и Европе, поскольку компания стремится возвратиться к доходности на убыточных рынках. А далее издание явно намекает на то, что в этой сфере крайне возможно сотрудничество с концерном Volkswagen.

«Ford продолжает вести переговоры по расширению сотрудничества в сфере коммерческого транспорта с концерном Volkswagen AG. Речь идет об объединении усилий в разработке электрического и автономного транспорта, а также сотрудничестве в рамках производства на каких-то конкретных заводах. По словам представителя компании Ford, соответствующие переговоры продолжаются», — отмечает U.S. News & World Report.

Между тем автомобильное американское издание Сarscoops видит в решении компании Ford исключительно просчеты в ее бизнес-стратегии и, соответственно, никакого политического подтекста.

«Из-за прессинга, под которым оказался российский рынок легковых автомобилей, покупатели переориентировались на более бюджетные сегменты, а заводы СП Ford Sollers оказались недозагруженными и не оправдали инвестиции. В то же время продажи LCV Ford Transit продолжали расти. Если не считать российские модели (ГАЗели), Transit является на сегодня бестселлером в своем сегменте с долей 15%», — отмечают журналисты.

По итогам прошлого года убытки Ford в Европе превысили 245 000 000 американских долларов, что вынудило компанию провести неотложную реструктуризацию бизнеса. Как отрапортовал европейский офис в лице президента и генерального директора подразделения марки в странах Европы, Ближнего Востока и Африки Стивена Армстронга, в ближайшее время ожидается сокращение продуктовой линейки и закрытие ряда производственных площадок. Россия — в числе первых, кому это грозит.

По предварительным сведениям, сначала остановятся заводы совместного предприятия Ford Sollers в Набережных Челнах и Всеволожске. Сборка фургонов Transit в Елабуге пока продолжится. А вот с локализованными легковушками Fiesta, Focus, Mondeo, а также кроссоверами EcoSport, Kuga и Explorer нам придется проститься. В российском представительстве «Форд» не комментируют, какие модели уйдут с рынка совсем, а какие будут импортироваться. Ясно одно: те, что останутся — окажутся дороже, чем сейчас.

— Ford Motor Company и ПАО «Соллерс» подтверждают стратегический пересмотр планов для совместного предприятия Ford Sollers. Он происходит одновременно с анонсированием новой глобальной стратегии Ford, нацеленной на повышение доходности бренда в ближайшей перспективе и усилении конкурентоспособности бизнеса на всех европейских рынках, — вот так выглядит официальное заявление российского представительства марки.

Сразу две громкие новости пришли из Узбекистана. Во-первых, Ravon в очередной раз уходит с российского авторынка. Во-вторых, на него с продажами бюджетных легковушек вернётся Chevrolet. Об этом 17 февраля сообщила пресс-служба UzAuto Motors.

Отмечается, что уже с марта на нашем рынке должны возобновиться продажи хэтчбека Chevrolet Spark и седанов Chevrolet Cobalt. Кроме того, появится четырехдверка Nexia. Правда, пока неясно, получит ли она это название или старое Aveo.

«Первыми моделями, доступными с марта 2020 года в России, Казахстане и Белоруссии под брендом Chevrolet станут Spark, Nexia и Cobalt», — сообщила пресс-служба узбекского концерна.

Там добавили, что Chevrolet предоставил компании такое право, поскольку у американского холдинга не вызывает сомнение качество автомобилей, выпускаемых в Узбекистане.

Напомним, в 2015 году Chevrolet ушел из России, оставив в линейке только внедорожники Tahoe и Niva, кроссоверы Traverse и спорткар Camaro. Основную кассу компании делали продажи модели Niva, однако с декабря 2019-го она перешла под контроль АвтоВАЗа. В итоге в статистике АЕБ у Chevrolet наметился провал. Исправить ситуацию может помочь возвращение доступных легковушек.

Дистрибуцией этих моделей в России займется UzAuto Motors, а продажами — дилеры Chevrolet, к которым присоединятся некоторые партнеры Ravon.

Ну а последний бренд снова уйдет из России, так и не став здесь своим. На этот раз — кажется, насовсем.

«Реализация автомобилей под брендом Ravon в России и странах СНГ прекратится к середине 2020 года», — сообщили в узбекской компании.

Решение группы PSA вернуть на российский рынок автомобили Opel может стать сигналом для других иностранных брендов, которые в последние годы покинули РФ, считают опрошенные «Известиями» эксперты. В первую очередь это коснется потребительского сектора. PSA рассматривает несколько вариантов возвращения некогда популярной в нашей стране марки. Помимо импорта, не исключается использование производственной площадки в Калужской области, где сегодня собирают Peugeot и Citroеn. Opel, ушедшему из РФ в 2015 году, будет непросто вновь завоевать место на рынке — его нишу уже заняли другие компании.

С прицелом на Калугу

Французский автомобилестроительный концерн PSA (образован в результате слияния Peugeot и Citroen) рассматривает различные варианты возвращения на российский рынок марки Opel, сообщила «Известиям» пресс-секретарь PSA в России Лилия Мокроусова. Это может быть организация локальной сборки либо импорт автомобилей.

— Пока компания находится на этапе (финансовых) просчетов. Возвращение Opel в Россию связано с общей стратегией группы, направленной на вывод бренда на прибыльность, — сказала она.

Источник «Известий» в одной из профсоюзных организаций отметил, что сборка машин Opel будет осуществляться на расположенном под Калугой совместном предприятии группы PSA (владеет 70% акций) и японской Mitsubishi (30%). Сейчас там выпускают шесть моделей — Peugeot 408 и Citroen C4 Sedan, фургоны Citroen Jumpy и Peugeot Expert, а также микроавтобусы Peugeot Traveller, Citroеn SpaceTourer.

Менее вероятный вариант — оставшееся в Санкт-Петербурге сборочное производство после консервации площадки автоконцерна General Motors. Именно ему ранее принадлежал Opel.

Фото: TASS/DPA/Silas Stein

Сейчас калужская площадка проектной мощностью 125 тыс. автомобилей в год недозагружена, при этом петербургский завод в Шушарах «не входил в периметр сделки с General Motors» по покупке Opel, уточнила Лилия Мокроусова.

В Минпромторге, администрации Санкт-Петербурга и ТПП Калужской области на запросы «Известий» по поводу перспектив сборки Opel оперативно не ответили.

Замдиректора института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов сказал «Известиям», что возвращение бренда в Россию может стать своеобразным индикатором повышения активности в потребительском секторе и положительным сигналом для других иностранных компаний.

— В 2019 году тенденция роста российской экономики продолжится. Несмотря на слабый рост в целом, корпоративные доходы увеличиваются за счет эффекта слабого рубля и относительно высоких нефтяных цен. Балансовые прибыли в прошлом году выросли на 30%, хотя ВВП — всего на 2,3%. Это, в свою очередь, будет стимулировать потребление товаров, — отметил он.

Валерий Миронов добавил, что автопром — один из самых быстрорастущих секторов отечественной экономики в последние два года.

Аналитик «ВТБ Капитала» Владимир Беспалов отметил, что российский авторынок — один из самых больших в Европе, а уровень автомобилизации невысокий. Он согласен, что решение PSA может мотивировать и другие крупные концерны, например, Fiat Chrysler, у которого нет своей сборки в России.

Представитель Fiat Chrysler (FCA) в РФ не стал отвечать на вопрос «Известий» о возможной локализации производства в стране. Он отметил, что такие решения — глобальный проект, который комментирует только головная штаб-квартира компании.

Не обещал, но вернулся

Решение о возвращении Opel в РФ было принято на уровне высшего руководства PSA — об этом объявил глава правления группы Карлос Таварес.

Машины Opel не поставляются на наш рынок с 2015 года. Решение свернуть свою деятельность в сегменте недорогих авто решил американский концерн General Motors (GM). Было остановлено производство в Санкт-Петербурге, а также на мощностях «Автотора» в Калининграде и Группы ГАЗ в Нижнем Новгороде.

В GM объясняли уход с российского рынка сокращением продаж из-за сложной экономической ситуации в нашей стране. Но эксперты называли уход политическим — сворачивание производства американской корпорации произошло после обострения отношений с США из-за вхождения Крыма в состав РФ.

Линия сборки автомобиля Opel Astra на заводе «Дженерал Моторз Авто»

Фото: ТАСС/Вадим Жернов

До того момента дела у Opel в России шли не так уж плохо: по итогам 2012 года было продано 82,2 тыс. машин, в 2013 году — 81,4 тыс., правда, уже в 2014-м — 65 тыс., уточнили «Известиям» в «Автостате». Марка держалась недалеко от первой десятки самых продаваемых в России легковых автомобилей.

В марте 2017 года GM договорился о продаже группе PSA своих европейских активов за $1,8 млрд. В результате сделки под контроль Peugeot–Citroen перешло подразделение Opel/Vauxhall.

Недалеко ушли

Opel был не единственным, кто ушел с российского рынка. С 2013–2014 годов его по разным причинам покинуло немало крупных иностранных компаний. Но некоторые уже вернулись.

В 2014 году ритейлер River Island (одежда) свернул свое развитие в России. Отечественный рынок стал непривлекательным для бренда в стационарных магазинах из-за значительных скачков курса валюты. Но через год бренд возобновил свою работу. Правда, только в интернете на базе компании Lamoda.

В 2015 году закрыл свои офисы в России Munich Re — один из самых крупных мировых перестраховщиков. Тогда же производитель телефонов BlackBerry решил работать с РФ только через дистрибуторов.

Фото: TACC/Сергей Бобылев

Одной из самых заметных потерь последних лет стал уход бренда одежды Mexx в июле 2017 года. Эксперты говорили, что проблемой бренда стало позиционирование: молодежь Mexx привлечь так и не смог.

В 2017 году из России также ушла британская сеть бижутерии и аксессуаров Accessorize.

В тот же период американский сервис аренды автомобилей Hertz также прекратил работу в России. В качестве возможных причин на рынке называлось активное развитие каршеринговых сервисов, с которыми Hertz не смог конкурировать. Но уже в июне 2018 года перед ЧМ-2018 компания сообщила о возобновлении деятельности в нашей стране совместно с новым франчайзинговым партнером.

Наследие американцев

Opel, судя по всему, пока еще не вел предметных переговоров с крупнейшими российскими автодилерами о своем присутствии в стране.

— У нас нет информации по этому поводу, возможно, велись переговоры на уровне отдельных дилеров, — сказал «Известиям» глава Российского объединения автодилеров (РОАД) Олег Мосеев.

По его мнению, с одной стороны, нужно договариваться с бывшими дилерами Opel, которые умеют работать с этой маркой, знают ее и имеют лояльную аудиторию. Но с другой, у PSA есть и свои дилеры марок Citroen и Peugeot.

Эксперт считает, что вернуть долю на рынке бренду будет крайне тяжело — она уже занята другими игроками. Кроме того, PSA придется серьезно потратиться на маркетинг.

пежо Фото: FA Bobo/PIXSELL/PA Images/Yui Mok

Представитель дилера «Автомир» сказал «Известиям», что группа PSA к ним не обращалась, но дилер готов рассмотреть такие предложения. В «Авилоне» также заявили, что заинтересованы в расширении портфеля, но для принятия решения необходимо проанализировать потенциал бренда.

Гендиректор ГК «АвтоСпецЦентр» Денис Петрунин сказал «Известиям», что ГК заинтересована в дилерстве Opel и рассмотрит эту возможность после того, как компания объявит условия соглашений. Топ-менеджер подчеркнул, что для прибыльности марки каждый дилерский центр должен продавать не менее 1 тыс. автомобилей в год.

Opel, вероятно, попытается включить в российскую линейку свою самую популярную модель — Astra, а также сделает ставку на крупнейший в РФ сегмент SUV (кроссоверы и внедорожники), предположил представитель «Автостата» Азат Тимерханов. Основными конкурентами Opel Astra в России станут Škoda Octavia, Ford Focus, Kia Ceed, Kia Cerato.

Но представитель одной из крупных дилерских компаний сказал «Известиям», что PSA сможет направлять на российский рынок не все модели из-за ограничений в рамках сделки с GM. Скорее всего, автопроизводитель начнет поставки в РФ с кроссоверов Grandland X и фургона Combo.