Москвич 412 иэ 028

В Советском Союзе известны случаи дублирования производства некоторых автомобилей на другом заводе или передачи с одного завода на другой. В войну производство грузовика ЗИС-5 дублировали сначала на УАЗе, потом на «УралАЗе». После войны машину следующего поколения ЗИС-150 выпускали в Москве и Кутаиси, собирались также в Днепропетровске. На МАЗе дублировали производство грузовиков ЯАЗ-200, на УАЗе – внедорожников ГАЗ-69, в Ликино – автобусов ЗИЛ-158. Вот и производство «Москвича» разработки МЗМА на заводе «Ижмаш» в своё время тоже решили продублировать.

Вообще Ижевский автозавод – уникальное явление в истории отечественного автомобилестроения. Он подчинялся не Минавтопрому, а Министерству оборонной промышленности. Ну, а частному потребителю в итоге достался выбор между «Москвичами» столичного и удмуртского производства.

Подводные камни

В январе 1965 года на ВДНХ состоялось совещание директоров, главных конструкторов советских автозаводов, руководителей правительства и автопрома. Новый глава государства Л.И. Брежнев наконец-то поставил вопрос о резком расширении производства автомобилей в СССР, для которого было необходимо строительство современных заводов-гигантов. Тогда получили «путёвку в жизнь» ВАЗ и КамАЗ, разрешили реконструкцию МЗМА, задуманную ещё в 1960-м. А министр оборонной промышленности Д.Ф. Устинов предложил дублировать выпуск автомобилей «Москвич» на военном заводе в Ижевске, и ему тоже дали карт-бланш.

Ижевские машины отличались эмблемой-Сатурном

Готовить документацию и оснастку для ижевского новичка пришлось Отделу главного конструктора МЗМА, и отвечал за это главный конструктор Александр Фёдорович Андронов, одна из самых влиятельных фигур в советском автомобилестроении тех лет. Планировалось, что в Ижевске будут выпускать точную копию «Москвича» и под контролем МЗМА. Но прямо в 1965 году на «Ижмаше» организовали собственную конструкторскую службу ГКБ-88. Андронов много лет жаловался на нехватку конструкторских кадров, требовал расширения штатов. А тут на его коллектив легло дополнительное задание: пришлось готовить для Ижевска второй комплект документации и основной модельной оснастки на уже освоенный в производстве «Москвич-408». А ещё — обучать прибывающих из Ижевска конструкторов. Работа оказалась громадной по объёму, она отвлекла немногочисленный коллектив ОГК МЗМА от основных задач, и поэтому основные опытно-конструкторские работы над предусмотренным планом развития завода «Автомобилем модели 1970 года» начались не в 1965, а только в конце 1967-го. Этот так и не реализованный автомобиль вошел в историю под временным обозначением 3-5, а в 1971 году на нём впервые появился индекс 2141.

Москвич-2141 (прототип 3-5) декабрь 1968

Итак, рождение «Ижмаша» на два года задержало развитие МЗМА. После того, как в декабре 1966 года в Ижевске изготовили первые Москвичи-408, а в 1967-м развернули их серийный выпуск, ижевцы подставили москвичам ещё одну подножку. В начале 60-х, подробно изучив все европейские двигатели рабочим объёмом 1,5-1,6 л, в ОГК МЗМА под руководством Андронова разработали великолепный двигатель модели 412, выводивший «Москвич» в один ряд с новыми иномарками, обладавший большими резервами для модернизации и разработки модификаций.

Москвич-408 — ижевский первенец

Минавтопрому освоение этого мотора показалось непосильным, и министр Н.И. Строкин без колебаний передал производство мотора 412 Министерству авиационной промышленности для освоения на Уфимском моторном заводе.

С одной стороны, это даже улучшило двигатель. У «авиаторов» была возможность выпускать алюминиевый блок цилиндров, у автопрома – нет. В результате, сами же конструкторы МЗМА оперативно заменили чугунный блок алюминиевым. Но московский завод потерял контроль и над модернизацией своего детища, и над распределением готовой продукции. Ижевцы быстро сориентировались в том, что три завода подчиняются разным министерствам. Они сумели договориться с уфимским заводом за спиной МЗМА. Уже с 1968 года 100% ижевских автомобилей получило новый двигатель 412.

Москвич-412 ижевский 1968-1969

Для МЗМА, переименованного в АЗЛК, новых моторов стало катастрофически не хватать. Он был вынужден продолжать выпуск двигателей старого поколения. Планировалось снять с производства машины с моторами модели 408 в 1970, может, 1971 году, а сделать это удалось только в 1983-м. Причём в начале 70-х на АЗЛК автомобили с двигателями 408 составляли 2/3 готового выпуска.

Москвич-2138 1976-1983 последний автомобиль с двигателем 408

Кто выиграл от дублирования производства «Москвичей» в Ижевске? Конечно же, отечественный потребитель! И Андронов, и поклонники марки всегда гордились, что в 60-е годы по 70% «Москвичей» продавали на экспорт. Но это раздевало и разувало внутренний рынок СССР, где легковые автомобили превратились в страшный дефицит. Сначала несколько десятков, потом несколько сотен тысяч ижевских «Москвичей» в год, которые продавались в основном внутри страны, начали разряжать обстановку.

1 / 3 2 / 3 3 / 3

Потеря объёмов экспорта из-за сохранения выпуска мотора 408 ударила по самолюбию АЗЛК, но привела к тому, что больше «Москвичей» осталось на родине и послужило советским гражданам. Наконец, только совместные усилия АЗЛК, «Ижмаша» и ВАЗа позволили довести выпуск легковых автомобилей в СССР до миллионных масштабов.

Кто впереди?

Небольшие отличия у московских и ижевских «Москвичей» были с самого начала. Например, разные салоны. Сиденья и обивки дверей «Ижмашу» поставляла другая фабрика. Сейчас, спустя десятилетия, любители «ретро» зовут ижевские салоны первых лет выпуска «дубовыми» – сиденья и их обивка были намного грубее, чем у «Москвичей» АЗЛК, а цвета — более блёклые. К тому же уже с конца 60-х АЗЛК ради повышения безопасности внедрял мягкие накладки на приборную панели и оконные стойки. В Ижевске и в 70-х оставался голый металл, окрашенный в цвет кузова, как у самых ранних московских 408-х. В 1971 году на Москвиче-412, а через два года и на Москвиче-408, АЗЛК внедрил полностью новую «мягкую» панель приборов, соответствующую самым строгим из тогдашних норм безопасности. Всего через несколько лет появился Москвич-2140 с полностью новой приборной панелью.

Салон ижевского Москвича первых выпусков

Почти новая оснастка для изготовления мягкой панели оказалась «не у дел» и подлежала утилизации. Главные инженеры В.Т. Позднеев в Москве и Ю.Д. Маслюков в Ижевске быстро нашли общий язык, и всё оборудование под мягкую панель и накладки стоек передали «Ижмашу». Там это не пропавшее зря добро проработало до полного износа… наступившего как раз к началу XXI века. Именно этим объясняется, что в 1976 году, отстав от АЗЛК на 5 лет, ИЖ внедрил мягкий салон и вместо центрального плафона освещения от Москвича-402 образца 1956 года установил пару «жигулёвских» фонариков на стойках.

Мягкая приборная панель АЗЛК перешедшая на ИЖ

Гораздо хуже другое. Ижевск «отхватил» себе 412-й двигатель, а сцепление и коробка передач до 1973 года оставались старые, от 408-го Москвича, откровенно слабые для такого мотора. Поломки и ремонт этих агрегатов превратились для владельцев ижевских автомобилей в источник головной боли. Я ездил за рулём ижевского седана 1970 года выпуска и отлично помню ощущение «пустого» и «дохлого» сцепления под левой ногой.

Москвич-412 АЗЛК 70-х годов

А каково было милиционерам? Ведь в дорожно-патрульную и патрульно-постовую службу в начале 70-х ижевские «Москвичи» поступали в значительно большем количестве, чем столичные.

Ещё хуже было то, что в Ижевске в течение нескольких лет обеспечивавший динамику и скорость 412-й двигатель сочетался с 408-й тормозной системой без гидровакуумного усилителя.

1 / 3 2 / 3 3 / 3

Споры о том, какие машины «сделаны качественнее», не утихали много лет. Приходилось слышать самые разные мнения. По моим наблюдениям, у ижевских автомобилей 70-х и начала 80-х однозначно лучше кузовное «железо». Они сгнивают значительно медленнее, чем продукция АЗЛК. Но у московских машин намного надёжнее и долговечнее двигатель, трансмиссия, ходовая часть. Это удивительно – вроде бы уфимские моторы, тюменские сцепления, омские коробки и пермские мосты оба завода получали с одних и тех же конвейеров. Но опыт общения с разными машинами показывает чёткую закономерность. Московские «Москвичи» с подгнившими и переваренными кузовами остаются на ходу до последнего, а ижевские с отличным состоянием кузова «встают» из-за поломок, влияющих на элементарную способность автомобиля ездить.

Для Европы или для России?

Роковую роль в судьбе АЗЛК сыграла отставка А.Ф. Андронова 1 августа 1972 года. Но заложенная этим выдающимся руководителем энергия продолжала работать.

В 1976 году, при замене отработавшего своё комплекта кузовных штампов, АЗЛК поставил на конвейер новый автомобиль Москвич-2140. Перемены не ограничились рестайлингом передней и задней части кузова. Передние дисковые тормоза и вакуумный усилитель, выполненные по лицензии английской фирмы Girling, подняли на новую ступень активную безопасность автомобиля, позволили уверенно держаться с высокой скоростью в транспортном потоке любой интенсивности. Английскую лицензию на тормоза АЗЛК купил по инициативе Андронова и в его присутствии провёл полный цикл испытаний.

Москвич-2140

Модель 2140 получила первую в СССР систему аварийной сигнализации, без которой немыслим ни один современный автомобиль. Её разработало заводское КБ электрооборудования, которым руководил коллега и друг Андронова Евсей Маркович Ютт.

Москвич-2140

Новые сиденья 2140 были спроектированы по результатам медицинских исследований влияния формы сидений на утомляемость водителя и пассажиров, проведённых, конечно же, при Андронове. Добровольцы из числа сотрудников ОГК разного пола и возраста ездили по одному маршруту по Москве на машинах с разными сиденьями: серийными, опытными, взятыми от иномарок. А врачи из заводской поликлиники изучали их физическое состояние до и после поездки. Таким образом, при, казалось бы, мало изменившемся кузове, АЗЛК создал машину с совершенно новым набором потребительских качеств, значительно превосходящую свою предшественницу. В начале 80-х на АЗЛК появился нарядный «Люкс» с ещё более удобными сиденьями, с бамперами и светотехникой югославских фирм, поставлявших те же изделия ведущим автомобильным компаниям Европы.

1 / 2 2 / 2

Ижевские автомобили дождались модернизации только в 1982 году. Им достались дисковые тормоза с вакуумным усилителем, как на АЗЛК, отвечающая европейским нормам светотехника. Рестайлинг затронул только передок. Сиденья в Ижевске тоже сделали новые, но без такого исследования анатомии и физиологии, как на АЗЛК.

Москвич-2140 Люкс. Самый дорогой рестайлинг

На фоне «Люкса» ИЖ-412-028 смотрелся, как нищий рядом с принцем. В этом был свой резон – АЗЛК конкурировал с ВАЗом в больших столичных городах и собирал остатки экспорта. ИЖ делал либо базу под фургоны и пикапы, либо машины для скромных провинциальных потребителей. Хотя их тоже экспортировали… например, в Афганистан.

ИЖ 412-028. Самый дешёвый рестайлинг

И здесь у АЗЛК нашлась козырная карта. Помимо комплектации «плюс» «Люкса», в Москве предусмотрели комплектацию «минус», специально разработанный для российской глубинки Москвич-21406. Дефорсированный под бензин А-76 двигатель 412ДЭ/412ДЮ (разработан тоже при Андронове в 1969 году), барабанные передние тормоза 412, но с «английским» усилителем 2140, подвеска от универсала, защита поддона картера в штатной комплектации, мощные буксирные проушины. При этом – салон и «аварийка», как у «нормальной» комплектации. Получилось целое семейство седанов, как минимум, из трёх вариантов на выбор. Технические условия допускали некоторые «гибриды» из деталей «Люкса», базовой модели и 21406.

Москвич-21406

АЗЛК в 1988 году полностью заменил базовую модель 2140 принципиально новым автомобилем Москвич-2141. У ИЖа мучительный переход к новой модели ИЖ-2126 занял все 90-е и закончился только в начале следующего столетия.

Но это уже другая история.

Опрос Кто круче, АЗЛК или ИЖ? Голосовать Ваш голос Всего голосов:

Москвич 412 — советский легковой автомобиль малого класса, выпускавшийся в Москве на заводе МЗМА, позднее переименованном в АЗЛК, с 1967 по 1976 год, и на автомобильном заводе в Ижевске с 1967 по 1997 год. Этот автомобиль появился в результате модернизации Москвич 408 и сохранил все его преимущества: долговечность, прочность, простоту в обслуживании. Первое время Москвич 412 фактически являлся «люксовой» версией Москвич 408, но позднее (с 1970 года) стал базовой моделью завода. Он был больше своего предшественника и мог легко разместить пять пассажиров. Удачная конструкция (цельнометаллический «седан» несущего типа) и надежные узлы позволили создать успешные гоночные варианты этого автомобиля, которые неоднократно побеждали на советских и зарубежных соревнованиях. Не смотря на ряд архаичных черт, вроде рессорной задней подвески или барабанных тормозов, для своего времени Москвич 412 был вполне современным авто.

Впервые на массовом отечественном автомобиле нашли применение: верхнеклапанный двигатель, полностью синхронизированная на передачах переднего хода коробка передач, двухконтурная система тормозов с вакуумным усилителем, полнопроточный масляный фильтр, воздушный фильтр с быстросменным сухим элементом — узлы, без которых невозможно себе представить современный автомобиль, но во второй половине шестидесятых годов они только стали появляться на автомобилях подобного класса.

Главной новинкой был двигатель, разработанный Игорем Ивановичем Окуневым. Силовой агрегат имел оригинальную, но, как показала практика, абсолютно надёжную конструкцию. Его особенность — наклонённый вправо по ходу движения блок цилиндров (т. н. slant-block). Это решение позволило сделать двигатель более компактным, снизить центр тяжести автомобиля. Под литой из алюминия крышкой головки блока с красивой надписью «Москвич-412» скрывалась весьма современная для 1967 года конструкция: верхний распредвал, приводимый в движение цепью Морзе с натяжителем-звёздочкой, и приводом клапанов, расположенных по обе стороны от распредвала, коромыслами. Необычной была и полусферическая форма камеры сгорания, обеспечивавшая лучшие условия сгорания рабочей смеси, стало быть — улучшавшая КПД двигателя. Блок цилиндров был выполнен из алюминия со стальными сменными гильзами, что позволяло капитально ремонтировать двигатель, а не менять его целиком.

Мотор имел рабочий объем 1478 куб. см и развивал мощность 75 л.с. при 5800 об./мин. Максимальная скорость — 140 км/ч. Разгон с места до 100 км/ч за 18 секунд. Расход топлива составлял 10 л на 100 км. Мощный, современный и очень надёжный двигатель был основным козырем «412-го» и на внутреннем рынке, и на экспортном. Автомобиль, кстати, широко предлагался на внешнем рынке. В первые годы выпуска большая часть Москвич 412 шла на экспорт.

В 1969-71 г.г. Москвич 412 был основательно модернизирован. Он получил новый кузов, который в полной мере удовлетворял требованиям пассивной безопасности тех лет. Автомобиль стал штатно комплектоваться ремнями безопасности (конец 1969 года), травмобезопасной рулевой колонкой и мягкой обшивкой панели приборов и передних стоек кузова. Москвич 412 стал первым советским автомобилем, на котором вопросам безопасности было уделено столько внимания. Автомобиль получил салон с раздельными передними сидениями (с января 1968 года) и рычаг коробки передач в полу (с ноября 1968 года) — по последней европейской моде. Значительно видоизменён был и внешний вид автомобиля. Благодаря стильным новым фарами прямоугольной формы (выпускавшимся в ГДР) и горизонтальным задним фонарям, автомобиль, сохранив основные кузовные панели, стал выглядеть намного более современно. В 1974 году появились клыки на бамперах, так же являющиеся элементом пассивной безопасности — они предотвращали «подныривание» машины под препятствие. На протяжении всего выпуска в конструкцию автомобиля вносились и другие, менее заметные изменения и улучшения.

В связи с большим спросом в 1967 году в Ижевске был построен новый автомобильный завод, который приступил к производству Москвича 412 по технической документации АЗЛК. Считалось, что это было связано с тем, что большая часть продукции самого АЗЛК шла на экспорт, поэтому понадобился еще один завод, чтобы удовлетворить спрос внутри страны. Ижевские «Москвичи» развивались и модернизировались в целом независимо от московских. Модель 412 выпускалась в Ижевске до 1997 года, в то время как на московском заводе автомобиль был снят с производства ещё в 1976 году.

Модернизированный ИЖ-412-028 мог стать первым в истории отечественного автопрома по-настоящему народным «полноразмерным» автомобилем, если бы не ценовая политика государства, поставившего эту машину в одну потребительскую нишу с бюджетной тольяттинской «классикой» и «Москвичами» семейства «2140».

Плоды застоя

В конце 70-х — начале 80-х годов стала очевидной необходимость обновления платформ легковых автомобилей, выпускаемых всеми советскими автозаводами. Архаичность «классики» уже не компенсировалась даже проверенной временем репутацией отечественных легковушек, поэтому во всех заводских КБ шла работа над созданием совершенно новых семейств.

Однако этот процесс был «долгим и мучительным», а с продукцией, которая ежедневно сходила с конвейера, надо было что-то делать «уже сейчас». В результате почти все предприятия провели рестайлинг базовых моделей, сопровождавшийся частичной модернизацией конструкции.

В 1976 году увидело свет четвертое поколение «Москвичей» — семейство «2140», создававшее видимость относительной новизны. В 1979-м полностью обновили внешность ЛуАЗ и ЗАЗ-968А, что нашло отражение в индексе, «усиленном» литерой «М».

Годом позже дебютировал элегантный ВАЗ-2105. В 1982-м в результате очередной модернизации «Москвича» появилась модификация «2140SL», и в том же году началось производство новой «Волги» ГАЗ-З102, которая не только пережила рестайлинг, но и обзавелась инновационным мотором.

Ижевский автозавод со своим базовым седаном ИЖ-412ИЭ, внешне практически неотличимым от «Москвича-408» образца 1964 года, выглядел в этой компании «бедным родственником». Стремление предприятия к самостоятельности, независимости от Москвы и «Москвичей», в итоге привело к тому, что ижевским конструкторам оставалось только наблюдать за обновлением «Москвича», прообраза ИЖ-412.

И если до 1976 года ижевские и московские малолитражки соперничали на равных, то рядом с обновленным «Москвичом-1500» его фактический аналог ИЖ смотрелся бледно. Задание на разработку собственной версии глубокой модернизации платформы «Москвича-412» ИжАвто получил еще в 1975 году.

Позже эта работа трансформировалась в проект «Орбита». Но до серийного производства новой базовой модели было еще далеко. И ижевцам пришлось поступить так же, как поступили другие заводы, то есть сделать хорошую мину при плохой игре и создать иллюзию прогресса, слегка обновив устаревшую модель.

Так или иначе, поиски «нового лица» ижевской машины велись с 1972 года. Частично наработки нашли применение в ИЖ-Комби, однако причесать весь модельный ряд «под общую гребенку» было решено в начале 80-х.

Социалистический реализм

Если попытаться спроецировать творчество ижевских конструкторов на область изящных искусств, можно сказать, что во второй половине 70-х годов они придерживались двух основных направлений: импрессионизма и соцреализма. К импрессионизму можно отнести яркие и дерзкие прототипы ИЖ-13 «Старт» и ИЖ-19 «Старт-Комби», которые, как и подобает опередившим свое время шедеврам, «легли на полку».

Широкой публике была представлена не столь впечатляющая, зато добротная работа в стиле социалистического реализма — модификация ИЖ-412ИЭ. Улучшение базовой модели следовало провести, по возможности довольствуясь уже освоенными или «легкоосваиваемыми» нашей промышленностью узлами и агрегатами без остановки конвейера и прочих «глобальных потрясений».

В первую очередь нужно было подработать все системы автомобиля с точки зрения соответствия нормам безопасности и избавиться от архаичных элементов конструкции. Двигатель и основные элементы шасси, трансмиссии и кузова должны были остаться в неприкосновенности. Иначе говоря, задача сводилась к поверхностному обновлению автомобиля.

Поэтапная модернизация началась в 1977 году с системы охлаждения. Внедрение закрытого контура с расширительным бачком позволило использовать антифриз. Годом позже изменения коснулись и тормозной системы. Она стала двухконтурной, с раздельным приводом на передние и задние колеса и устройством, сигнализирующим об отказе любого из контуров, а гидровакуумный усилитель уступил место вакуумному с главным цилиндром типа «тандем».

Гидропривод задних тормозов получил предотвращающий блокировку регулятор давления. Все это потребовало изменения моторного щита, что стало первым шагом к намеченному «фэйслифтингу».

С 1982 года машины всего ижевского семейства начали оснащаться передними дисковыми тормозами с двумя парами рабочих цилиндров. Изюминка конструкции заключалась в дублировании передних тормозных механизмов, как наиболее важных для обеспечения безопасности движения.

Инновациями с «двоюродным братцем» поделился «Москвич-2140». При этом пришлось провести некоторую доработку технологического характера. Применение закрытых подшипников полуосей избавило владельцев от хлопотной процедуры смазки этих узлов, а фосфатирование шестерен редуктора и дифференциала позволило использовать в заднем мосту «жигулевское» трансмиссионное масло ТАД-17.

К 1982 году был подготовлен «пакет изменений» интерьера и экстерьера. Именно они в совокупности со всеми предыдущими улучшениями позволили присвоить базовому ижевскому седану новый индекс — ИЖ-412-028.

В салоне бросались в глаза только новые, более удобные передние сиденья с аналогичными вазовским механизмами «репкой» на «грядке» панели приборов, зато с помощью этого незатейливого переключателя водитель мог выбрать один из пяти режимов работы стеклоочистителя и управлять стеклоомывателем.

Часть изменений кузова тоже не сразу можно было заметить и оценить. Например, чтобы добраться до заправочной горловины топливного бака, теперь уже не нужно было поднимать крышку багажника. Прямоугольный щиток на задней панели кузова, прикрывающий эту горловину, на ИЖ-412-028 фиксировался поворотным флажком замка. Изменилась и конструкция замков дверей, появились травмобезопасные дверные ручки, расположенные более эргономично, нежели на московском аналоге.

Серьезной трансформации подвергся передок машины. За счет изменения формы капота и торцов передних крыльев передок избавился от характерного для «Москвичей» «карниза» — важного элемента имиджа передней панели, довлевшего над всем оперением. В результате стало возможным использование более мягких линий, примиривших устаревший в целом дизайн с трендами тех лет.

«Выражение лица» автомобиля формировала новая зачерненная облицовка радиатора, решенная в одном ключе с окладами круглых фар и вертикально расположенных по краям подфарников, разделенных на «габариты» и поворотники. Получилось «скромненько и со вкусом».

Еще одно новшество экстерьера — отказ от форточек передних дверей и перенос внешнего зеркала заднего вида с крыла в пластиковый уголок в передней части водительского окна. Правда, на практике второе автоматически не вытекало из первого, и было выпущено немало машин уже без форточки, но еще с зеркалом на крыле.

Помимо внешних обновлений в 1982 году была произведена и модернизация электрооборудования, плодами которой стали новый блок плавких предохранителей и двухголосный звуковой сигнал.

Проблемы идентификации

Пару ИЖ-412/ИЖ-412-028 роднит с парой «Москвич-408″/»Москвич-412» одно обстоятельство: глядя на тот или иной автомобиль ранних лет выпуска, никогда нельзя суверенностью сказать, какая модель перед вами. Но если в паре «Москвичей» верный отличительный признак все же есть — он скрывается под капотом, то с ижевскими машинами неразбериха неизбежна.

Дело в том, что не существует минимального перечня нововведений, позволяющего четко идентифицировать автомобиль как «412-028». До 1982 года машины с новыми тормозами и системой охлаждения официально именовались просто ИЖ-412ИЭ.

С 1982-го, когда началось производство модернизированных кузовов, был введен индекс «412-028». Но переход к новым элементам оперения происходил не сразу, а постепенно, и к тому же комплектация каждой партии зависела от расторопности поставщиков и наличия тех или иных деталей на складе.

В результате какое-то количество машин, произведенных в 1982 году и внешне почти ничем не отличавшихся от предшественников, в заводских метриках числилось как модификация «028». Затем некоторое время выпускались автомобили со старым оперением, но новыми дверями и крышкой багажника.

Мимо класса

Постепенно, начиная с 1982 года, в течение пары лет потребители знакомились с модернизированным ИЖ-412, четырех- и пятиместным малолитражным автомобилем, явным «одноклассником» и «одногруппником» «Москвичей» и «Жигулей».

При этом не только платформа почти двадцатилетней давности, но и весь внешний вид «бедно, но чисто» омоложенного ИЖа как бы говорили: «Смотрите, я простая и надежная бюджетная машина, автомобиль для обычных людей, для рабочих и колхозников, учителей и врачей! Я неказист, зато удобен и …». Продолжить эту фразу следовало бы словом «недорог», но, увы, чего не было, того не было.

Диктат государства в сфере ценообразования не позволил вывести ИЖ-412-028 в промежуточный ценовой сегмент между «Москвичами» и «Запорожцами» и тем самым сделать эту машину более доступной. «Запорожец» как воплощение идеи «народного автомобиля» дискредитировал себя почти сразу после появления на свет «горбатого».

Как только утихли восторги по поводу ценовой доступности, выяснилось, что за дешевизну приходится расплачиваться не только комфортом, но и надежностью. А ИЖ, с учетом производственных мощностей ИжАвто, вполне мог бы стать полноформатным и полноценным «народным автомобилем» — если бы не цена.

Долгое время она оставалась неизменной (7100 руб.) и была сопоставима с ценой конкурентов. В 1986 году BA3-21013 стоил 7260 руб., «Москвич-2140» — 7300 руб., а «сельская» модификация «Москвича» — столько же, сколько ИЖ. Как следствие, ижевской малолитражке приходилось конкурировать именно с «Москвичами» и «Жигулями», существенно проигрывая им в глазах потенциальных покупателей.

Таким образом, «народным автомобилем» в первой половине 80-х (вплоть до появления «Оки») по-прежнему мог считаться только «Запорожец» стоимостью 3900 руб. со всеми своими врожденными пороками и болячками, а спрос на ИЖ неуклонно падал. Впрочем, некоторое время проблем со сбытом седанов завод не испытывал, поскольку легковые автомобили были дефицитом и люди брали ту модель, которую предлагала «очередь» по месту работы.

С переходом экономики к рыночным отношениям спрос на легковые ИЖи резко упал. Если в 1990 году было произведено 95 692 автомобиля ИЖ-412-028, то в 1994-м — всего 13 990. Последний автомобиль покинул конвейер на пороге нового века.

Модификации

Индекс «412-028» начал применяться в заводской документации для обозначения базового седана с 1982 года. Серийный выпуск этого автомобиля был прекращен в 1997-м. Подобно своему предшественнику, модернизированный ИЖ послужил основой для коммерческого фургона ИЖ-2715-01 и пикапа ИЖ-27151-01. Все новшества седана достались и обновленному лифтбэку ИЖ-21251. Кроме того, с 1988 года началось производство грузопассажирской версии «каблучка» ИЖ-27156.

ИЖ-2715, ИЖ-2715-01, ИЖ-27151, ИЖ-27151-01

Трудно сказать, что именно побудило ижевских конструкторов разработать ставший впоследствии легендарным «каблучок» — максимализм или привычка соперничать со своими московскими коллегами. Так или иначе, создавая в самом начале 70-х годов фургон с увеличенным грузовым отсеком на платформе «Москвича-412», его разработчики вряд ли предполагали, что этот автомобиль почти без изменений продержится на конвейере 25 лет и что именно он, а не прогрессивные легковые машины, позволит ИжАвто выжить в эпоху перехода к рынку и экономических кризисов.

Идея заключалась в следующем: не просто убрать из легкового универсала второй ряд сидений и заглушить остекление задней половины кузова, получив таким образом коммерческий фургон (как это было сделано на АЗЛК), а обустроить за передними сиденьями капитальную грузовую платформу и «накрыть» ее высоким металлическим коробом, который позволил бы более эффективно использовать автомобиль при перевозке габаритных, но не тяжелых грузов.

Так в 1972 году на свет появился первый и на долгие годы единственный в СССР малолитражный коммерческий автомобиль ИЖ-2715, способный перевозить помимо водителя и пассажира еще 350 кг груза. Верхнюю половину грузового отсека с двумя распашными задними дверями можно было снять, однако этой возможностью пользовались редко. Тем более что в 1974 году ИжАвто освоил выпуск открытой версии коммерческого грузовичка — пикапа ИЖ-27151 с откидным задним бортом.

По мере модернизации платформы ИЖ-412 все нововведения внедрялись и на грузовые модификации. После рестайлинга 1982 года они получили новые индексы: усовершенствованный и «помолодевший» фургон начал обозначаться «2715-01», а пикап — «27151-01». В ходе обновления грузоподъемность грузовых ИЖ увеличилась на 50 кг. Кроме того, эти автомобили оснащались дефорсированными уфимскими моторами УЗАМ-412ДЭ, рассчитанными на дешевый низкооктановый бензин А-76.

ИЖ-27151-013-01

По заказу советской торговой организации «Автоэкспорт» на заводе в 1982 году создали пикап с удлиненной грузовой платформой — ИЖ-27151-013-01. Машина предназначалась для объемных легковесных грузов. При увеличении полезного объема грузовой платформы заявленная грузоподъемность осталась прежней, как и колесная база, поэтому при перегрузке опасно разгружался передний мост и нарушалась управляемость.

Видимо, это и стало основным препятствием для широкого использования машины в нашей стране. Первоначально автомобиль предназначался только для экспорта в Латинскую Америку, но чуть позже им заинтересовался дилер советских автомобилей в Финляндии, куда также поступила значительная партия удлиненных пикапов.

На экспорт машина поставлялась под наименованием Elite Pick-Up — по аналогии с экспортными наименованиями «Москвича-408(412)», на базе которого она фактически была создана. Интересно, что на экспорт шли машины только с прямоугольными фарами от «Москвича-412», но при этом уже с новой облицовкой радиатора.

ИЖ-Ралли

Единственный в СССР серийный спортивный автомобиль обязан своим появлением близким отношениям «Ижмаша» с военным ведомством, под патронажем которого находился ДОСААФ — организация, курировавшая практически весь советский мотоспорт.

Машина, которую изготавливали мелкими сериями на основном производстве, отличалась от серийной только усиленным кузовом. Такой автомобиль становился своеобразной «учебкой» для начинающих спортсменов. Дальнейшей доводкой автомобиля занимались эксплуатировавшие его команды, поэтому ИЖ-Ралли можно было встретить практически во всех дисциплинах автоспорта — от «фигурки» до международных ралли, кроме, пожалуй, автокросса.

Конструкция автомобилей, защищавших цвета заводской команды, постоянно совершенствовалась, и за 20 лет он изменился до неузнаваемости — от серийного М-412 образца 1969 года до грозного монстра группы «А-5», лишь в деталях родственного серийной машине. Автомобили существовали преимущественно в кузове «седан», однако были и «комби», и модифицированные пикапы.

Москвич-412, явившийся эволюционным развитием модели 408, был запущен на МЗМА (который позже стал заводом АЗЛК) в 1967 году, а годом позднее – на Ижевском автозаводе.В отличие от Запорожца, который в 1970-е годы был хоть и вожделенным, но всё-таки не престижным автомобилем, Москвич-412 являл собой настоящий «советский люкс», и даже появившиеся в 1971-м Жигули не смогли в одночасье сместить его с пьедестала – уж очень много у него было поклонников. Есть они и сейчас. Да и машины в довольно большом количестве на ходу – иным уж по 50 лет, но они ездят себе, периодически радуя или огорчая владельцев.

На фото: Москвич-412 ‘1964–75

Ненависть #5: текущие сальники

Ну как огорчая? Скорее, просто заставляя проникнуться. Текущие сальники на советских автомобилях – это, вообще говоря, анекдот (жаль, что формат статьи никак не способствует анекдотам, но когда-нибудь стоит его рассказать). В общем, примерно до «ноль-первых» Жигулей считалось совершенно нормальным, что сальники текут. В частности, сальники заднего моста на Москвичах текли всегда, и никому даже не приходило в голову искоренять эту проблему, нужно было лишь периодически доливать масла – ну просто вот так это было спроектировано и изготовлено. Простить, понять и принять. Так что у этой «ненависти» только пятое место.

На фото: Москвич-412ИЭ ‘1969–76

Любовь #5: «фишки» и стиль

По меркам 1970-х «четыреста двенадцатый» был очень стильным автомобилем, и надо сказать, стиль оказался тем самым, что пережил моду – машина и сегодня выглядит весьма гармонично. И «динамичный» силуэт, и плавники задних фонарей – всё это вроде бы совсем недавно считалось архаикой, но сегодня… вам же не приходит в голову критиковать Мэрилин Монро за фигуру?

На фото: Москвич-412ИЭ ‘1967–68

Сегодня облик Москвича-412 — канонический образ для учебника по истории автопрома. Как вам салон с сиденьями из белого или красного кожзама? А радиоприёмник, который мог стоять в автомобиле, а мог вытаскиваться из передней панели (не просто так, а через «разблокировку» поворотом отдельного ключа в специальном замке) и становиться автономным, потому что у него была собственная батарея, антенна и динамик? Уау! Какие, нафиг, Жигули?

Торпедо Moskvitch Elite 1500M ‘1971-75 Москвич-412ИЭ ‘1967–68

Ненависть #4: малоэффективная печка на ранних машинах

Часть недовольств автомобилем у нынешних владельцев «четыреста двенадцатых» проявляется как раз в том, что он, дескать, холодный. Но не стоит спешить с выводами: более опытные товарищи на это вполне справедливо возражают, что большая часть проблем с этим автомобилем возникает по недосмотру и нерадивости хозяина – не забывайте, это же тачка из той эпохи, в которой техника требовала чуть большего ухода, чем регулярная доливка омывайки.

На фото: Москвич-412 ‘1969–82

Но вот в машинах ранних годов выпуска действительно были проблемы с отопителем – его радиатор был склонен к завоздушиванию, из-за чего тепла в салон поставлял мало. Такие варианты нынче в цене для реставраторов, ценящих максимальную аутентичность, но прочие владельцы предпочитают более эффективные «печки», появившиеся на Москвичах в 1970-х годах.

Любовь #4: силовой агрегат

Созданный на ЗМЗ 1,5-литровый мотор волею судеб стал для «четыреста двенадцатого» единственным на протяжении всего его жизненного пути – напомним, на АЗЛК модель выпускали до 1975-го, а на Ижевском автозаводе аж до 1998-го. Но на ранней стадии он сослужил отличную службу модели и, по сути, создал ей реноме. Мотор «пиковый», ездить на нём было сложнее, чем на жигулёвском, но форсировался он меньшими затратами и при этом имел прекрасный ресурс, благодаря чему и заработал для Москвича спортивную славу – в первую очередь, раллийную. Что до коробки, то все передачи начинали нормально включаться только спустя год после начала эксплуатации, но чёткость сохранялась на десятилетия, да и тянуться за «нечётными», в отличие от Жигулей, не приходилось. Главное – не пытаться воткнуть пятую, ведь там у Москвича задняя…

На фото: Москвич-412 в ралли Лондон-Мехико ‘1970

Москвич-412 Rally Group A ‘1967–75 Москвич-412 в ралли Лондон-Сидней ‘1968 Москвич-412 в ралли 1000 Lakes (1000 Озер) ‘1975

Ненависть #3: эргономика и безопасность из 1960-х

Вот яркий пример «ненависти» родом из сегодняшнего дня – в первые годы выпуска Москвича ругать его за эргономику или уровень безопасности не пришло бы в голову никому. Но уж коль эти машины до сих пор в строю, им приходится иметь дело с нынешними владельцами (которые зачастую уже не первые) и с их мнением. Посадка с прямой спиной, маленькое левое зеркало и отсутствие правого, тонкий обод руля – вот короткий список современных «претензий» к Москвичу. Зато тонкие передние стойки кузова обеспечивают великолепную обзорность. Только не думайте о пассивной безопасности кузова или о готовности Москвича к экстремальным манёврам вроде «лосиного» теста.

На фото: Москвич-412 ‘1969–82

Любовь #3: грузоподъёмность

Объём багажника «четыреста двенадцатого» составляет 350 литров, а паспортная грузоподъёмность – всего 340 кг. Как вы понимаете, ключевое слово тут – «паспортная». Рессорная задняя подвеска этих машин позволяла загружать их так, что и в страшном сне не может привидеться нежным пружинкам ваших Солярисов. Каких только издевательств Москвичи не терпели (просто перечитайте, что мы писали по этому поводу о Запорожце и умножьте на два) и, самое удивительное, продолжают терпеть: «Сегодня с отцом ездили на москвиченке сдавать металлолом. Загрузили 300 кг чермета, Москвич принял позу «атакующего таракана» и поехали…», — радостно пишет в своём блоге пользователь TRD22. И это они с отцом ещё багажник на крышу не поставили…

На фото: Москвич-412ИЭ ‘1969–76

Ненависть #2: перегревается бензонасос

Да, родной москвичёвский бензонасос действительно склонен к перегреву – сейчас на них ездят только фанаты старой закалки, коих, впрочем, немало. Но проблема в том, что перегреваясь, насос перестаёт качать, и автомобиль глохнет. Те, кому осточертели дедовские способы вроде водружённой на насос мокрой тряпочки, меняют родной узел на аналогичный от автомобилей ВАЗ, но, так как и они указанной склонности полностью не лишены, то часть «тюнеров» идёт дальше и ставит электрические бензонасосы сверхнизкого давления – такие подходят, например, от карбюраторных Ford Scorpio или Sierra.

Любовь #2: проходимость

Всего 75 силёнок, 108 «ньютонометров» и покрышек НИИШП-Ралли на задней оси вполне хватало, чтобы превратить Москвич в почти вездеход. Да, привод задний, независимая двухрычажка только спереди, (сзади – неразрезной мост), но дорожный просвет в 173 мм в сочетании с базой в 2 400 мм позволяет этой машине показывать чудеса проходимости. Впоследствии даже появилась модель 21406 «для села», где клиренс был ещё больше, а движок – дефорсирован под более доступный А-76… Впрочем, подобные переделки осуществлялись повсеместно и в гаражах, но о «гаражном тюнинге» – дальше.

На фото: Москвич-412ИЭ ‘1967–68

Ненависть #1: нет шумоизоляции

Не плохая или недостаточная, а просто отсутствующая – такова шумоизоляция в Москвичах. Нет, формально она кое-где присутствует, но исключительно формально. Неподготовленный «юзер», впервые попавший на «борт 412» с заведённым мотором, ощущает себя в консервной банке, по которой бьют велосипедными цепями. К счастью, это тот аспект конструкции Москвича, который отлично поддаётся улучшению, чем владельцы с огромным энтузиазмом и занимаются.

Любовь #1: неприхотливость и надёжность

Нет, Москвич-412 не вошёл в историю как эталон надёжности – он выпускался слишком долго, и хоть и попытался угнаться за временем, превратившись в АЗЛК-2140, его репутация затерялась на фоне более современных моделей. Однако для 1970-х годов это был прекрасный автомобиль, причем в первую очередь именно с точки зрения неприхотливости, приспособленности к реалиям СССР. Он фактически избежал «детских болезней» (кроме капризного отопителя особо и вспомнить нечего), что для советского автомобиля почти нонсенс. Он мог быть отремонтирован в любом гараже, причем за копейки. Он любил уход, но дарил комфорт и позитив. Отличный памятник эпохи. А для тех, кто владеет им сейчас – настоящая машина времени.

На фото: Москвич-412 ‘1969–82

***

Многие придерживаются мнения, что быть хоть как-то пригодным для каждодневной эксплуатации «четыреста двенадцатый», разработанный в 1960-х (а по сути – выросший из конструкции древнего «четыреста восьмого») сегодня может быть только с поправкой на повсеместный на «улучшайзинг»: пресловутая доработка карба К-126 (а лучше – замена на»допиленный» «Солекс» от ВАЗ-2109), замена распределителя зажигания на бесконтактный от Волги, родного масляного фильтра – на жигулёвский с переходником, термостата – на фольксвагеновский от Passat B3… и так далее. Находятся и те, кто любит эту машину в первозданном виде. Но и первые, и вторые питают к Москвичу самые нежные чувства. Ненавистью тут и не пахнет. Пахнет разогретым маслом – видать, сальники опять потекли…

На фото: Москвич-412ИЭ ‘1969–76