zvezdy
Цена на нефть марки Brent во вторник, 20 июня, опустилась до $45.63, что стало минимальным значением с начала года. Вместе с новыми санкциями США в отношении России это может означать новые проблемы для экономики Казахстана, которая только начала восстановление в этом году. О тенге, рубле, долговых кризисах и межпоколенческой справедливости – в разговоре с профессором Джеффри Франкелем. Интервью изданию Central Asia Analytical Network
 
Джеффри А. Франкель — профессор Школы Кеннеди Гарвардского университета, руководит Программой в области международных финансов и макроэкономики в Национальном бюро экономических исследований, где также участвует в Комитете по деловому циклу, который официально объявляет о рецессии. Он состоял в Совете экономических советников в 1983-84 и 1996-1999 годах; как член Cовета в администрации Клинтона, Франкель занимался вопросами международной экономики, макроэкономики и окружающей среды. Его исследовательские интересы включают валюты, сырьевые товары, кризисы, международные финансы, денежно-кредитную политику, фискальную политику, региональные торговые блоки и международные экологические проблемы.
 
Профессор Франкель, с 2013 года, когда вы проанализировали денежно-кредитную политику Казахстана в данном отчете, страна перешла на свободно плавающий валютный курс, и с тех пор тенге потерял около 40% стоимости. Но более слабый тенге не способствовал увеличению экспорта (который также пострадал из-за  слабых цен на нефть). Как скоро слабый тенге поможет увеличить ненефтяной экспорт? И может ли он вообще помочь?
 
Да, слабая валюта помогает увеличить экспорт. Она может способствовать увеличению поставок экспортируемой продукции за счет снижения затрат относительно цены, по которой эти товары могут быть проданы на мировых рынках. Слабая валюта также может увеличить внешний спрос на экспорт, потому что цены будут ниже для внешних партнеров. Но после изменения обменного курса часто требуется немало лет, чтобы увидеть полноценное влияние на экспорт.+
 
Почему казахстанский экспорт упал в 2015 году, несмотря на девальвацию? Основной причиной стало падение мировых цен на нефть.+
 
Кроме того, одним из крупнейших торговых партнеров Казахстана является Россия, и казахстанским ненефтяным экспортерам приходится конкурировать с российскими производителями. Девальвация тенге не повысила конкурентоспособность казахстанских ненефтяных товаров на российском рынке по сравнению с предыдущими годами, а лишь восстановила конкурентоспособность после обесценения рубля в 2014 году. Казахстану сейчас приходится конкурировать по качеству и производительности с российскими производителями. Это более сложные усилия, чем девальвация местной валюты.+
 
Кроме того, экспорт зависит от многих других факторов, таких как наличие хорошо подготовленных специалистов (инженеров, менеджеров, специалистов по маркетингу и т. д.), ноу-хау, логистических систем, благоприятной бюрократии и т. д. Многие страны, включая Казахстан, полагаются на прямые иностранные инвестиции (ПИИ) для привлечения знаний, ноу-хау и технологий. Тем не менее, прямые иностранные инвестиции в Казахстане неуклонно снижаются с 2012 года, когда они достигли своего пика почти в 29 миллиардов долларов. В 2015 году ПИИ составляли всего около 15 млрд. долл. США. Чтобы развивать свою экономику и экспорт, Казахстану следует продолжать свои усилия по созданию благоприятных условий для ПИИ.+
 
Еще одна возможная причина, по которой ненефтяной экспорт медленно реагировал на существенное обесценивание тенге — это высокие процентные ставки, установленные Национальным банком Казахстана в связи с кризисом, вызванным снижением цен на нефть. В один момент базовая ставка НБК достигала 17% в 2016 году (и это только базовая ставка, а не розничная ставка, с которой сталкиваются конечные заемщики). Такая жесткая денежно-кредитная политика была необходима, чтобы предотвратить дальнейшую долларизацию экономики, сделав активы, деноминированные в тенге, более привлекательными. Однако более высокие ставки замедляют инвестиции, в том числе инвестиции в экспортоориентированные отрасли.+
 
Сейчас тенге более или менее следует за динамикой рубля. Каковы ваши мысли о преимуществах и минусах рублевой зоны (общая валюта для Евразийского экономического союза — ЕАЭС)?
 
История и география Казахстана предопределяют, что экономика страны сильно привязана к российской экономике. Таким образом, логично, что на стоимость тенге влияет стоимость рубля. Но было бы ошибкой тесно привязывать казахстанскую валюту к российской валюте. Во-первых, российская экономика и рубль для этого недостаточно стабильны. Во-вторых, Россия не является единственным торговым партнером.+
 
Я рекомендую Казахстану делать привязку к корзине основных валют, как это было раньше, но добавить в корзину стоимость нефти, чтобы не пришлось отказываться от политики, когда цена на нефть меняется. Это предложение было сделано для Казахстана в 2005 году, но недавно я объяснил идею более подробно в статье «The Currency-Plus-Commodity Basket: A Proposal for Exchange Rates in Oil-Exporting Countries to Accommodate Trade Shocks Automatically» (Валютно-товарная корзина: предложение об обменных курсах в странах-экспортерах нефти для автоматического реагирования на торговые шоки). Эта статья выйдет в готовящейся к печати книге Macroeconomic Institutions and Management in Resource-Rich Arab Economies  (Oxford: Oxford University Press, 2017).+
 
Общий смысл заключается в том, что валютно-товарная корзина, к которой привязывается национальная валюта Казахстана (и других стран-экспортеров нефти), должна включать не только валюты основных торговых партнеров (в частности, для Казахстана это помимо доллара и евро – рубль и юань), но и экспортный товар (нефть).+
 
Девальвация сделала проблему задолженности в иностранной валюте еще более острой в Казахстане. Банковская проблема по-прежнему остается нерешенной из-за высокого уровня просроченных кредитов. Что нужно учитывать при взвешивании банковских интересов против остальной экономики?
 
Более половины внешнего долга, выраженного в иностранной валюте, принадлежит не банкам или правительству, а компаниям, и они должны другим иностранным компаниям и инвесторам .+ Опыт стран с формирующимся рынком говорит, что долги в иностранной валюте лучше не иметь. После долговых кризисов в Латинской Америке в 1982 году, азиатского и российского валютного кризисов 1997-1998 годов, многие развивающиеся страны добились прогресса, перейдя от долга, выраженного в долларах, к прямым иностранным инвестициям и другим видам притока капитала, при этом полностью погашая свои обязательства или обеспечивая деноминацию долга в национальной валюте. Это было бы целесообразно и для Казахстана. Особенно рекомендую деноминировать долг с привязкой к стоимости нефти. Этим способом требования к обслуживанию долга автоматически сопоставляются с доходами от экспорта, снижая вероятность долгового кризиса, валютного кризиса или банковского кризиса. Экспортеры любого конкретного товара должны выпускать задолженность, которая выражается в отношении цены на этот товар, а не в долларах или любой другой валюте. Не надо опасаться недостаточного спроса на товарные облигации, эти облигации имеют очевидный скрытый рынок, который основан на реальных экономических факторах.
 
Однако я думаю, что проблема крупного внешнего долга в Казахстане немного раздута. Согласно информации на веб-сайте НБК, около 58% внешнего долга Казахстана, деноминированного в иностранной валюте, относится к межфирменному кредитованию, связанному с прямыми инвестициями (по состоянию на 31 декабря 2016 года). Это означает, что более половины внешнего долга, выраженного в иностранной валюте, принадлежит не банкам или правительству, а компаниям, и они должны другим иностранным компаниям и инвесторам и т. д. Это конечные носители риска обменного курса.+
 
Я согласен, однако, что, когда речь идет о розничных кредитах, крайне важно ограничить объем кредитов, выраженных в иностранной валюте. Лицо, чей доход находится в тенге, обычно не может брать кредит в иностранной валюте. В противном случае несоответствие валюты в больших масштабах может еще более усугубить проблему банковских кредитов.+
 
С точки зрения межпоколенческой справедливости (intergenerational equity) какими могут быть рекомендации для Казахстана в фискальном управлении, учитывая, что власти Казахстана делают крупные выплаты из Национального нефтяного фонда и пенсионного фонда для поддержки экономики?
 
Страны-экспортеры нефти должны научиться сберегать деньги в те периоды, когда цены на нефть высоки (например, 2010-13 годы), как для покрытия периодов низкой цены на нефть (например, 2015-16), так и для сохранения средств будущих поколений.+
 
Казахстан, как правило, придерживался этого принципа, сберегая в хорошие дни и тратя в плохие времена. Однако, когда речь идет об использовании средств, накопленных в Национальном фонде, Казахстану следует уделять более пристальное внимание качеству и жизнеспособности проектов, которые он санкционирует, особенно проектам, включенным в государственную программу индустриализации. Проекты должны быть конкурентоспособными в международном масштабе. Управление проектами должно быть эффективным и прозрачным. Партнерство между государственным и частным секторами может быть полезным в этом отношении, но правительство вновь должно гарантировать, что проекты будут устойчивыми и конкурентоспособными и что ресурсы не будут потрачены впустую.+
 
Казахстан лучше справляется с кризисом, чем Россия и другие страны постсоветского пространства (Казахстан демонстрирует устойчивый рост). Что является причиной этого?
 
В России больше проблем, чем только цена на нефть. С 2014 года ее экономика сдерживается западными санкциями. Кроме того, экономическое управление в России не очень хорошо поставлено, хотя следует признать, что и правительства других крупных стран последние годы совершают ошибки в макроэкономической политике.
 
 

Комментировать

Незарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии указав имя, e-mail адрес и заполнив поле защитного кода.


Защитный код
Обновить