zvezdy

Скандалы вокруг памятной доски, недавно установленной финскому государственному деятелю фельдмаршалу Маннергейму в Санкт-Петербурге, похоже, еще долго не утихнут. Как стало известно, прошлой ночью ее облили красной краской.

Установка мемориальной доски когда-то российскому генералу Маннергейму, вызвала неоднозначную реакцию среди жителей Санкт-Петербурга, хорошо информированных о роли Маннергейма в ленинградской блокаде. Как известно, финны, до 44-го года были союзниками фашистской Германии, осуществляли блокаду города с северной стороны. Причем они не только восстановили границу, существовавшую до финской войны, а прошли гораздо глубже на территорию СССР, перерезав пути снабжения города. Таким образом, на совести верховного главнокомандующего финскими войсками Маннергейма смерти погибших от голода сотен тысяч ленинградцев. По некоторым оценкам погибло до полутора миллиона мирных жителей.

Серьезной неожиданностью, учитывая патриотическую риторику официальной власти последних лет, стало участие в церемонии главы администрации президента Сергея Иванова и министра культуры России Владимира Мединского.

Сергей Иванов объяснил увековечивание фашистского союзника, как дань памяти Маннергейму - бывшему герою российской армии в 1 мировой войне.

Гораздо интереснее была речь министра Мединского на церемонии открытия барельефа.

«Памятная доска Маннергейму – это попытка преодолеть произошедший после Октябрьской революции трагический раскол в обществе. А тем вот, кто сейчас там кричит собравшиеся на церемонии горожане кричали в это время – «позор»), я хочу сказать: не надо быть святее папы римского и не надо стараться быть большим патриотом и коммунистом, чем Иосиф Виссарионович Сталин, который лично защитил Маннергейма, обеспечил его избрание и сохранение за ним поста президента Финляндии и умел к поверженному, но достойному противнику относиться с уважением».

Что господин Мединский специалист по перевиранию истории согласно текущему моменту, известно со времен выхода в свет его квазиисторических книжек. Если кто-нибудь внимательно отследит их многочисленные переиздания, то увидит, что от издания к изданию в этих, одних и тех же книжках, попадаются прямо противоположные точки зрения. Согласно тому же текущему моменту. Причины столь резких трансформаций взглядов Мединского, который всегда подчеркивает, что история для него – это идеологический инструмент, очевидно лежат в частой смене официального курса. Вот и приходится Мединскому, еще несколько лет назад заявлявшему, что «смерть почти миллиона жителей города от голода стала возможна потому, что финны замкнули свою половину кольца» или что сегодняшний герой « дружил с Третьим рейхом не за страх, а за совесть», теперь призывать на помощь авторитет Иосифа Виссарионовича. Интересно, а как бы Сталин поступил с самим Мединским? Посчитал бы его «достойным уважения»? Есть на этот счет серьезные сомнения.

Если верить средствам массовой информации, инициатором установки барельефа выступило, возглавляемое все тем же Мединским, Военно-историческое общество. То есть министр культуры не просто защищает чье-то решение, а  сам выступил с этой инициативой.

«Скажи мне кто твои друзья, и я скажу кто ты». Поговорка известная. О друзьях министра Мединского нам ничего не известно. Однако многое могут рассказать социальные сети. К фейсбукам, вконтактам и инстограмам мы обращаться не будем, так как у министров для их ведения есть целые отделы, а вот Твиттер может рассказать много интересного. Мединского читают сотни тысяч фолловеров, однако сам министр, как человек занятой, читает всего 38 человек. Само собою подавляющее большинство - коллеги министры, премьеры-вицепремьеры, несколько губернаторов. А вот из СМИ ему интересна только либеральная «Новая газета». Ни тебе по статусу положенной «Российской газеты», ни чего-нибудь другого государственного. Такой же странный выбор и друзей-журналистов: из «Дождя» или «Эха Москвы». Есть, конечно, дежурный Соловьев, куда ж без него, но есть и активистка революции норковых шубок Ксения Собчак.

Так что, если верить поговорке, министр культуры России – либерал. А инициатива с установкой барельефа Маннергейму еще одно свидетельство беспринципности русских либералов, их безразличия к памяти погибших. Сколько бы они ни дефилировали на акциях «Бессмертного полка».

Комментировать

Незарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии указав имя, e-mail адрес и заполнив поле защитного кода.


Защитный код
Обновить