zvezdy
В первый день работы ПМЭФ 2016 прошла панельная сессия на тему «Социальное неравенство как катализатор нестабильности». В мире растет разница между доходами богатого и бедного населения, и необходимо понимание, как сократить этот разрыв, на какие страны при этом ориентироваться и как сделать благосостояние доступным. Об этом и говорили участники сессии.
 
Сирил Мюллер, вице-президент по Европе и Центральной Азии группы Всемирного банка, заявил, что лучший способ увеличения доходов — это экономический рост. Страны Европы и Центральной Азии испытывают некоторые сложности: так, в доле общего дохода людей заработная плата снижается, а размер занятости не соответствует росту уровня зарплат.
 
В продолжении этой темы Глава офиса шерп и блока глобального управления ОЭСР Андреас Шааль сказал следующее: «В мире экономики не работает традиционная идея о том, лишь бы был экономический рост. Он как раз питает богатых, но не бедных». При этом, заявил Шааль, в развивающихся странах сглаживается социальное неравенство, сгладилось оно и в России, а в развитых странах «средний класс сжимается». Отрицательно влияет на рост экономики стран и уровень эффективности производства. Новые технологии в основном помогли развитию экономики в богатых странах, хотя лишили перспектив получения работы низшие слои населения.
 
Взгляд на проблему социального неравенства в России представил главный советник руководителя Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации Леонид Григорьев. Он объяснил, что в России, если человек работает, он имеет возможность так или иначе двигаться по социальной лестнице. При этом в стране фактически существует три-четыре образа жизни. Есть «куршавельский» образ жизни, но он в эту классификацию скорее вообще не попадает. А есть состоятельные люди, которые похожи на средний класс, и это примерно 30% населения. Но с 2014 года люди почти во всех регионах РФ в номинальных деньгах (без учета инфляции) сократили покупку продовольствия. Кроме того, как известно, увеличилась бедность.
 
Сам по себе экономический рост не ликвидирует неравенство, сказал г-н Григорьев. Во время подъема богатые реинвестируют доходы — то есть они не перераспределятся вниз, а уйдут наверх. Формально во время кризиса перераспределение доходов снижается. Что касается класса умеренного достатка, то «мы полагаемся, что они сами заработают, то начинаем им помогать», добавил г-н Григорьев.
 
А социальной политике важна предсказуемость, социальное неравенство не возникает просто так. Главная цель для экономики — не увеличить доходы нижней части населения формально, а дать людям шанс заработать. Разница между доходами оказывает влияние на политическую стабильность и социальную обстановку.
 
Антон Дроздов, председатель правления Пенсионного фонда Российской Федерации, привел цифры по социальному неравенству в России. Соотношение доходов самых высокодоходных категорий граждан к низкодоходным больше уровня, рекомендуемого ООН, в 1,7 раза. Порядка 30% доходов находится у десяти самых высокодоходных категорий, и только 2,2% — у десяти самых низкодоходных.
 
Нивелировать социальное неравенство призвана налоговая политика — это более высокие ставки налогообложения на дорогие автомобили и недвижимость, политика увеличения зарплаты бюджетным категориям трудящихся, рост МРОТ на 20%. Соцподдержка охватывает все необходимые категории граждан, но качество институтов нуждается в совершенствовании. Только 17% федеральных пособий имеют адресный характер для малообеспеченных категорий граждан, другие пособия имеют компенсационный характер.
 
Регионы стали инвентаризировать меры соцподдержки и отказываются от мер, которые не идут в адрес нуждающихся. Так можно сэкономить порядка 3—5% бюджетных средств, из которых порядка 10 трлн рублей идут на соцподдержку (6 трлн рублей на выплату пенсий и 4 трлн рублей на соцполитику).

Комментировать

Незарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии указав имя, e-mail адрес и заполнив поле защитного кода.


Защитный код
Обновить