zvezdy

Катастрофа, произошедшая с Россией в виде поражения в холодной войне и распада государства, имеет свои корни в далеком прошлом. Только понимание истоков, приведших к катастрофе, позволит не допустить повторения её в будущем.

Для этого необходимо вернуться к моменту образования централизованного русского государства. После освобождения от власти Орды в 1480 году перед Русью встала необходимость выживания в очень трудных условиях. Оставшись в одиночестве после разгрома православной цивилизации, Русь оказалась зажатой в северной своей части между Литвой оккупировавшей южные и центральные русские земли и осколками Золотой Орды. В этой ситуации нужны были чрезвычайные усилия по сохранению независимости государства. С помощью мобилизации всех сил нового государства удалось не только сохранить независимость, но и начать возвращение русских земель. В 1514 году в результате войны с Литвой был завоеван Смоленск, что позволило укрепить западную границу и окончательно остановить экспансию Литвы. Это позволило русскому государству, накопив силы, чрезвычайно быстро расширить свои пределы. В середине 16 века к России было присоединено Поволжье, что увеличило территорию государства более чем вдвое.

Подобное взрывообразное расширение превратило Русь в цивилизацию, которая включила в себя множество народов объединенных в виде новой общности семьи народов. Это потребовало осмысления нового состояния Руси. Именно в это время становится официальной государственной доктриной концепция Москвы, как третьего Рима, то есть избранного богом царства, которое обладает истинной верой и объединяет вокруг себя народы. Такая доктрина давала идейное обоснование лидерства России в мире, что давало возможность русской цивилизации расширяться, опираясь на православие, как на истинное учение, ведущее к богу. Это давало огромные политические выгоды для государства, а главное придавало ему высшую духовною цель, ради которой государство должно было действовать.

К сожалению, Россия не смогла удержаться на позиции идейного лидера. Этому способствовали несколько факторов. В результате поражения в Ливонской войне, в которой Россия сражалась с Речью Посполитой и Швецией, был остановлен процесс возвращения русских земель попавших под власть сначала Литвы, а затем Польши. Следующим мощным ударом для России стала Смута. В ходе неё само существование страны оказалось под угрозой из-за вторжения иноземцев, восстаний и борьбы боярства за власть в государстве. Все это нанесло мощный удар по идее лидерства России, так как государство не только не смогло продолжать расширяться, но и не обеспечило защиту от внешней угрозы. После Смуты начался период восстановления и вопрос выбора дальнейшего пути развития страны оказался отложен, но это не могло продолжаться длительное время. Соседство русской цивилизации с агрессивной франкской цивилизацией к тому же быстро развивающейся не оставляло времени на постепенное самостоятельное развитие. Опираясь на наследство Римской империи и не испытав удара монгольской империи франкская цивилизация оказалась в более выигрышном положении по сравнению с Россией. Быстрому развитию франкской цивилизации способствовало также ограбление ею к этому времени Ромейской империи и Америки, что позволило ей получить материальные ресурсы для развития науки и техники, что в свою очередь способствовало формированию военного превосходства. В этих условиях единственным вариантом сохранения независимости России было заимствование знаний и технологий. Вопрос лишь заключался, как России сможет приспособить их для обеспечения своего независимого развития.

Одним из вариантов было бы заимствование технологий при сохранении полной культурной и политической независимости, что подразумевало под собой отстаивание самобытности русской цивилизации и стремление расширить её любыми средствами. В этом случае началось бы жесткое противостояние России и франкской цивилизации, но в случае успеха она смогла бы объединить Европу под своим контролем.

Русская элита выбрала другой вариант, который заключался в отказе от лидерства и отстаивания собственного пути развития. Итогом стало внешнее мимикрирование России под культурные параметры франкской цивилизации, что привело к тяжелейшей психотравме русского народа, который раскололся на вестернизированную элиту и низшие сословия. Россия с этого момента превратилась в вечного ученика Запада, что привело её на путь догоняющего развития. В политическом отношении Россия оказалась включена в европейский круг великих держав, где играла чуждую ей роль поддержания равновесия между европейскими державами.

Во многом развитие по пути отказа от лидерства было предопределено в результате церковного раскола свершившегося в середине 17 века. Именно раскол сделал возможным осуществленные государством в дальнейшем реформы по переделыванию России на западный манер.

Движение за обновление Церкви носило объективный характер. К 17 веку действительно накопились значительные противоречия в богослужебных книгах, была допущена значительная путаница в обрядах, упал авторитет Церкви в народе. Все эти проблемы осознавались передовыми деятелями духовенства. В Москве возник кружок священников собиравшихся у царского духовника Стефана Вонифатьева. Наиболее выдающимися членами кружка были священники Иван Неронов и Аввакум Петров. Участники кружка стремились добиться исправления книг и обрядов, улучшить Церковь, поднять нравственный уровень общества. При этом они стремились осуществить преобразования, опираясь на силы самой Русской церкви. В обсуждениях активное участие принимал также игумен Никон, который пользовался особым расположением царя. Благодаря царскому покровительству Никон был избран в 1652 году патриархом. После избрания Никон сосредоточил в своих руках всю власть в церкви, а затем после отъезда царя на войну с Речью Посполитой в 1654 году получил в управление все государственные дела. Воспользовавшись полученной властью, Никон решил провести церковное исправление путем полной унификации обрядов и книг русской церкви с греческими образцами, что в корне противоречило намереньям кружка. В 1653 году Никон предписал совершать крестное знамение тремя перстами, что противоречило решению Стоглавого Собора 1551 года. Также началось исправление книг под руководством греческих и малороссийских монахов. Эти действия вызвали активный протест со стороны патриотов русской традиции Аввакума и Ивана Неверова, которые подали жалобу царю на самоуправство Никона. В ответ Никон сослал Аввакума в Тобольск, а Неверова в Вологодский край. Тем не менее, Никону пришлось для придания вида законности своим действиям созвать в 1654 году собор московского духовенства, чтобы утвердить исправления книг и обрядов. Собор под давлением Никона утвердил предлагаемые изменения. Лишь один епископ Павел Коломенский осмелился возражать против нововведений. За это он был лишен сана и сослан в Палеостровский монастырь. Для подкрепления своей позиции Никон обратился за поддержкой к Константинопольскому патриарху, который одобрил реформу Никона. Воспользовавшись посланием патриарха, Никон собрал в 1656 году поместный собор, где все противники реформы были объявлены еретиками. Так было положено начало расколу православия. Причем, даже после ссоры Никона с царем и его отстранения от патриаршества в 1658 году государство продолжило политику поддержки нововведений. Более того в 1666 году собранный царем собор вновь утвердил исправления, а противники подверглись отлучению от церкви. В ответ на подобное навязывание новой версии веры противники реформы открыто отказались повиноваться государству. Наиболее ярким примером этого противостояния стало восстание Соловецкого монастыря, который отказался принять решение собора. В результате царским войскам пришлось осаждать его восемь лет (1668-1676 г.). Тем не менее, даже после подавления открытого сопротивления и уничтожения лидеров старообрядцев раскол православной церкви сохранился.

Раскол потряс все здание государственности Руси, так как фактически он ознаменовал собой фундаментальное изменение государственной доктрины, которое привело к последующей попытке трансформировать Русь в подобие франкской цивилизации. Важной предпосылкой к отказу от традиции явилось то, что Русь заимствовала православие у Ромейской империи и долгое время была периферией православной цивилизации, что сформировало у русского духовенства стремление подкреплять свою позицию по богословским вопросам внешними авторитетами.

В 1439 году руководство Ромейской империи попыталось спасти государство с помощью заключения Флорентийской унии, которая предусматривала объединение католической и православной церквей на условиях признания главенства папы Римского при сохранении православных обрядов. Благодаря заключению этой сделки империя надеялась получить военную помощь Запада для отражения турецкой экспансии. Из этой затеи закономерно ничего не вышло, так как православный народ не принял идею подчинения католической церкви.

С этого момента русское государство именно себя считало хранителем истинной веры. Пересмотр книг и обрядов по образцу греческих устроенный Никоном означал отказ от веры в избранность Руси. Этот отказ не был необходим, так как исправление ошибок и разночтений в богослужебных книгах вполне мог быть осуществлен в рамках традиции. Работа по исправлению книг была начата при предшествующем Никону патриархе Иосифе и при желании могла быть закончена. Все же обрядовые расхождения между русской церкви и остальными православными церквями должны были быть решены в пользу русской традиции, так как Русь была единственным сохранившимся православным царством. Вместо этого царь и его окружение навязали Церкви именно позицию сторонников отказа от традиции, что было в интересах сторонников переформатирования русского государства по образцу стран Европы. Проводя обновление Церкви, они стремились устранить важное препятствие своим планам в виде церкви, которая была хранителем заложенной при создании единого русского государства идей священного царства и избранного народа. Это крайне мешало сторонникам европейского пути развития, так как с их точки зрения такая позиция Церкви мешала заимствовать достижения науки, техники и новые социальные формы. Поэтому для обновления церкви они вынуждены были опереться на греческое и малороссийское духовенство. Причем постепенно на первый план выходит малороссийское духовенство, которое становится верным орудием в церкви в руках западников.

Наиболее ярким выходцем из западнорусского духовенства в этот период времени был Симеон Полоцкий ( в миру - Самуил Гаврилович Петровский-Ситнянович), который учился в Киево-Могилянской коллегии и Виленской иезуитской академии. В 1656 году он вернулся в Полоцк и принял православное монашество. В этом же году при посещении этого города Алексеем Михайловичем, Симеону удалось добиться личной аудиенции у царя. В 1664 году Симеон Полоцкий отправился в Москву, где остался. Уже в 1666-1667 гг. он становится фактическим организатором соборов по низложению Никона. Во многом благодаря его влиянию на этих соборах были вновь подтверждены нововведения Никона, что не позволило добиться восстановления единства русской церкви. После проведения соборов Симеон Полоцкий становится воспитателем царских детей, что позволило ему стать влиятельной фигурой в государстве. Подобное стремительное возвышение само по себе незаурядное явление, что указывает на тесные связи Симеона Полоцкого с западнической партией в русском государстве.

С помощью подобных выходцев из малороссийского духовенства сторонники западного пути развития сломали дух русской церкви и подчинили её государству. Это удалось во многом благодаря тому, что из церкви были вычищены действительно идейные люди, способные отстаивать свои убеждения. В церкви остались лишь те, кто подчинился светской власти, которая впервые в истории Руси вмешалась в богословские споры духовенства. Подобное вмешательство было в порядке вещей в Ромейской империи, но на Руси это произошло впервые. В результате обновления Церкви светская власть сумела добиться полного подчинения церкви, но этим самым была разрушена система симфонии властей, которая являлась одной из мировоззренческих основ православия.

Следствием раскола и подчинения церкви государству стала последующая победа прозападной партии в элите. Сразу же после прихода к власти ученика Симеона Полоцкого Федора III в 1676 году начались реформы по вестернизации России. Их остановка была вызвана лишь смертью царя и борьбой за власть. После получения единоличной власти Петром I они были продолжены с утроенной силой. В ходе них была заимствована с Запада форма абсолютной монархии и ликвидированы все формы представительства и самоуправления, существовавшие на Руси. Создание такой жесткой формы государства, как самодержавная монархия помимо общего исторического вектора развития было вызвано во многом навязыванием со стороны государства несвойственных русской цивилизации социальных форм чуждой цивилизации. Такое навязывание встречало сопротивление со стороны народа и для его преодоления требовались дополнительные усилия со стороны государства, что привело к формированию особой жесткой системы власти.

Наиболее печальная судьба в ходе победы западников постигла Православную церковь. Её лишили даже тени независимости. Она превратилась в департамент государства, который функционировал в рамках общей бюрократической системы государства. В этих условиях Церковь была лишена возможности хоть как-то выражать народные стремления, что привело к постепенному падению её авторитета в глазах народа.

Была исковеркана и социальная структура государства. Раскол церкви отразился в обществе разделением на западническое дворянство, которое превратилось в жестоких эксплуататоров наподобие польской шляхты и крестьянство, находящее в полурабской зависимости. Такая структура общества была фактически скопирована западниками из Речи Посполитой, что привело позднее Россию к особо жесткому революционному взрыву. Такая трансформация социальной структуры общества было сознательно осуществлена западниками для получения поддержки дворянства. Преобразование России по образцу франкской цивилизации противоречило культурным традициям русской цивилизации, что вызывало недовольство со стороны всех слоев населения. Для успешного проведения реформ западники решили сделать своей опорой дворянство, которое решили подкупить. Для этого при Петре I поместья были приравнены к вотчинам, то есть произошла массовая приватизация государственных земель. Дворянство охотно согласилось на получение в частную собственность основного богатства страны и превращение в бесконтрольных господ над крестьянами, что обеспечило поддержку западническим реформам. В дальнейшем именно дворянство стало сословием, получающим основную выгоду от поддержания искаженной социальной структуры России, которая способствовала сохранению культурного раскола русского народа.

Еще одним негативным заимствованием у франкской цивилизации стала имперская форма государства. Провозгласив себя империей, Россия надела на себя не соответствующую внутреннему содержанию чуждую внешнюю форму. Империя это всегда господство народа-победителя над побежденными народами. Русской цивилизации напротив всегда был свойственен симбиоз народов, что является совершенно другим типом межнациональных отношений. Поэтому заимствовав чуждую форму, руссы лишь исказили структуру государства, но так и не стали настоящей империей.

Конечно, помимо огромных негативных последствий реформ Россия получила и некоторые существенные выгоды от них в виде заимствования научных достижений и технологий из франкской цивилизации. Это позволило не только сохранить независимость государства и дало возможность постепенно увеличивать его могущество, но в конечном итоге западнические реформы нанесли руссам глубокую психологическую травму, которая заключалась в попытке отрицания собственной сущности, как отдельной цивилизации. Такое отрицание превратило Россию в периферийную псевдоимперию, которая, несмотря на всю свою силу, не вырабатывала собственные стратегические цели, а лишь следовала за развивающейся франкской цивилизацией.

Революция и победа большевиков в гражданской войне в корне изменили ситуацию. Большевики приспособили марксизм под условия России и создали новый общественный строй. Впервые после петровских реформ Россия вновь обрела собственную идеологию и превратилась в образец для подражания, то есть стала лидером. Победа во второй мировой войне сделала Советский Союз гегемоном союза государств и сверхдержавой. Такой же рост могущества Русь демонстрировала лишь когда считала себя Третьим Римом. Подобное совпадение вовсе не случайно. Только осознавая себя отдельной русской цивилизацией, страна могла добиваться взрывообразного роста могущества.

К сожалению, советский период лидерства оказался еще короче, чем эпоха царства. Уже в период оттепели в обществе вновь начинает распространяться преклонение перед Западом. Во многом причиной этой стало выполнение советской системы своей исторической задачи, которая заключалась в превращении России в индустриальное общество. После того как задача была выполнена страна встала передruss необходимостью изменения модели общественного устройства и вот тут Россия попала в старую ловушку западничества. Элита СССР не смогла выработать стратегию изменения общества, так как уже на протяжении столетий Россия заимствовала у франкской цивилизации не только технологии, но и идеи, что не способствовало разработке собственных концепций развития. Воспользовавшись этим изъяном России, к власти вновь прорвались западники стремящиеся переделать её по образцу франкской цивилизации. Для этого западники заимствовали господствующую в данный момент времени во франкской цивилизации либеральную идеологию. Начав «либеральные реформы», западники начали терять поддержку населения, так как реформы привели к массовому обнищанию населения. В области государственного управления реформы привели к хаосу и сепаратизму. В этих условиях для удержания власти западники уже во второй раз в истории России прибегли к массовой приватизации. Поощряя разграбление предприятий их управленческой верхушкой, западники одновременно запустили процесс приватизации, раздавая наиболее выгодные куски государственной собственности в руки олигархов. Благодаря приватизации западники также как и 300 лет назад создали поддерживающую их социальную опору, но это воспроизвело ситуацию непризнания народом справедливым подобного присвоения, что создало почву для постоянного социального конфликта. В итоге власть западники сумели удержать, но стратегически они проиграли, так как либеральные реформы закончились полным провалом. Если западники времен Петра I могли оправдывать попытку переделывания России возрастанием мощи страны, то у сегодняшних западников нет даже этого оправдания. Россия с позиции сверхдержавы скатилась до положения сырьевого придатка Запада после разделения государства на несколько частей. Руссы оказались в положении самого крупного разделенного народа.

Подобный исход стратегии «возвращения в европейскую цивилизацию» был вполне предсказуем. Если при первой попытке переделывания России по образцу Запада она смогла стать одной из великих держав в европейском балансе сил из-за противостояния стран в Европе, то после второй мировой войны такой вариант стал невозможен, так как весь Запад оказался под властью США. Поэтому объединиться с Европой стало возможно лишь путем полной потери суверенитета Россией. Некоторое время российской власти удавалось уклоняться от этого выбора, но конфликт с Западом из-за Украины показал полный провал политики Кремля.

Выходом из тупика, в который загнали Россию западники, может стать лишь признание существования отдельной русской цивилизации, что позволит выработать свойственную ей модель социально-политического устройства. Это даст возможность использовать в полной мере заложенный в русской цивилизации потенциал развития и воссоздать объединение евразийских народов.

Комментировать

Незарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии указав имя, e-mail адрес и заполнив поле защитного кода.


Защитный код
Обновить