zvezdy

После обострения отношений с Грузией и Украиной, следующего удара по евразийской интеграции вполне можно ожидать в Армении. Во всяком случае, недавние события с захватом полицейского участка и перестрелками во внешне спокойной стране – серьезный сигнал.

Странно было наблюдать, как большая часть наших политиков и экспертов- политологов радостно потирала руки, когда бундестаг ФРГ принял закон о признании геноцида армян в Османской империи. Если со стороны российских этнических армян, не последних людей в нашем информационном поле, реакция вполне оправданная и ожидаемая, то чему радовались политики, не обремененные исторической памятью, остается загадкой. Какими бы плохими ни были отношения между Турцией и Россией, политик, на то и политик, чтобы рассуждать с позиций «кому это выгодно» и «почему это сделано».

Так же неуместны и разговоры об исторической справедливости и несправедливости. Историческая справедливость - понятие субъективное. Победи когда-то Гитлер, и оставшихся в живых учили бы, что в их порабощенном положении есть историческая справедливость. Порядочные люди не могут не сочувствовать армянской трагедии, как и к трагедиям многих других народов, подвергавшимся преследованиям по этническому принципу, но, совсем другое дело, когда на исторической памяти делается большая политика.

Национальная идея армян понятна – добиться признания геноцида, затем, в случае удачного развития курдского сепаратизма и развала Турции, вернуть территорию бывшей турецкой Армении. Такова армянская национальная идея, хоть и не всегда озвучиваемая открыто. И она достойна уважения. Однако насколько эта идея отвечает российским интересам сегодня – большой вопрос. А в свете принятого Берлином закона, эта идея может стать еще и большой проблемой.

Очень хочется ошибаться, но с этого момента может начаться обратный отсчет участию Армении в евразийском проекте. Неспроста, вскоре после принятия закона, начались события с захватом здания полиции в Ереване и массовые выступления оппозиции, за которыми, нельзя исключать, стояли западные государства.

Было бы ошибкой думать, что армянская диаспора в России может стать серьезным фактором сдерживания Армении в орбите Евразии. Не менее крупные армянские диаспоры есть в Европе и Америке. Сама Армения, несмотря на свое сложное географическое положение и сверхсложное геополитическое положение, никогда не вела одновекторной политики: были переговоры с Евросоюзом, у значительной части населения есть прозападные настроения.

С этой точки зрения признание геноцида именно сейчас, после того, как полвека закон пролежал под сукном в бундестаге, говорит только о том, что запад начинает играть армянскую карту.

Армяне – народ с особым чувством национальной гордости. Столетиями находясь под угрозой ассимиляции, а то и тотального уничтожения, этот народ выработал особый армянский дух, особенно трепетное отношение к родной культуре и языку, к Армении.

При этом за пределами Армении, армяне очень хорошо адоптируются к новой среде и условиям. Применительно к ним сложно применить термин «диаспора», они очень быстро вливаются в другие народы, но при этом всегда и в первую очередь остаются армянами.

Если учесть все эти нюансы, радоваться решению Германии сегодня не следовало бы. Сорок лет назад ему стоило бы аплодировать, возможно, стоит поаплодировать и через двадцать лет, когда пройдет наше лихолетье. Но сегодня это решение направлено не столько в поддержку Армении, сколько против России. Как бы парадоксально это ни казалось.

Турция, даже если весь мир сегодня примет аналогичные законы, давно уже выстроила линию защиты, основанную на одной единственной, зато само надежной позиции - позиции силы. Государство, которое с первого дня своего возникновения, воюет против версальского решения о создании независимого Курдистана, вряд ли будет оглядываться на европейские законы. Турки привыкли относиться к таким законам, как к немножко наскучившему троллингу. И отвечать на них привыкли таким же незатейливым троллингом.

Россия сегодня в сложной ситуация – она просто не может решить ни одной армянской национальной проблемы, без огромного ущерба для своих интересов. Но и Армения не может вечно жить с этими проблемами. Конфликт с бурно развивающимся и наращивающим международный авторитет Азербайджаном, который при помощи Израиля и Турции модернизирует армию, с Турцией для которой армяне еще одна угроза территориальной целостности, прохладные отношения с Грузией – все это ждет своего решения. И с точки зрения армян, решения в армянских интересах.

Но беда Армении в том, что сверхдержавы всегда использовали ее только как инструмент своей политической игры в регионе. Кстати, в этом была и одна из причин геноцида: Антанта, будоражившая армянское население (как, впрочем, еще и греческое и арабское) на восстания в тылу Османской империи в условиях мировой войны, бросила его, когда младотурки начали массовые репрессии.
Единственный сосед, с которым у Армении относительно хорошие отношения – это Иран. Да и то возможно, Иран играет в пику сблизившемуся с Израилем Азербайджану. Но Иран мало что может предложить Армении, если не считать предельно толерантного отношения к иранским христианам-армянам и воспоминаний, что на его территории укрылись, в свое время, армянские беженцы из Турции. К тому же иранские азербайджанцы играют там не меньшую роль, чем фарси (аятолла Хоменеи - этнический азербайджанец).

Поэтому единственным реальным другом Армении остается Россия. А что может Россия? Россия не может прямо поддержать Армению в карабахском конфликте, потому что, стратегически, Азербайджан слишком важный партнер. Зато Россия способна и готова удерживать этот конфликт в замороженном состоянии сколь угодно долго. И это уже неплохо, так как сегодня не только Нагорный Карабах, но и еще семь районов Азербайджана контролируются Арменией.

Тем более Россия не может поддержать Армению в противостоянии с Турцией. Вне зависимости от того, кто будет возглавлять Турцию и какой путь развития она выберет, уже очевидно, что 21 век – это век турецкого ренессанса, который рано или поздно приведет ее к конфронтации с западным миром и заставит искать союза с Россией, которая и сама, вытесняемая из всех западных институтов, нуждается в таком союзе.

Но ни одну из армянских проблем не будет решать и запад. Нет такого пункта, по которому она может быть интересна прагматичным европейским политикам. Сейчас ее могут попытаться использовать для подрыва евразийских интеграционных процессов, но когда дело будет сделано, запад повторит то, что проделывал уже не раз – оставит армян одних в окружении ожесточенных врагов. Как с курдами, превратив их в вечно воюющую нацию. Но армяне не курды. Курды, в отличие от армян, никогда не были народом-производителем, народом-бизнесменом, война для курдов – совсем не чрезвычайная ситуация. Она не разрушает их бизнес, не уничтожает их производственные отношения, в силы неразвитости этих самых отношений.

Я много разговаривал об этом с знакомыми-армянами. Они видят, какие возможности упускаются сегодня в Азербайджане и Турции, даже у бакинских армян (у которых могут быть и свежие раны) я не замечал ненависти к азербайджанцам или, тем более, к туркам. Но и над ними довлеет память геноцида.

Малейшее сомнение в причинах и масштабах трагедии вызывает обиды и бурю возмущения. Кому, как ни мне, представителю депортированного народа, понимать эти чувства. Но кому, как ни мне, уроженцу Грозного, знать, куда могут завести политические игры вокруг трагических страниц в истории того или иного народа.

Остается надеяться, что сегодняшние настроения в определенной части армянского общества носят временный ситуационный характер, а армянские политики понимают, что признании Германией геноцида именно сейчас, а не сорок лет назад, когда этот вопрос был отложен в долгий ящик, – всего лишь политический ход в большой шахматной партии против России.
Что путь решения проблем армянского народа, как и всех других народов бывшего СССР, только один – новая евразийская конфедерация.

Комментировать

Незарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии указав имя, e-mail адрес и заполнив поле защитного кода.


Защитный код
Обновить