zvezdy

Когда говорят о евразийской философии, как правило, называют всего две имени: Николая Трубецого и Льва Гумилева. Вряд ли это можно считать оправданным относительно хорошо разработанного учения, над развитием которого трудились, не считая уже названых, такие признанные в науке авторитеты, как профессор Г.В. Вернадский, П.Н. Савицкий, Флоровский и многие другие евразийцы.

Одним из самых ярких представителей евразийской концепции был истории Георгий Владимирович Вернадский. Именно он взял на себя разработку исторической части евразийской концепции, что нашло наиболее яркое и последовательное воплощение в работах «Начертание русской истории» (1927), «Опыт истории Евразии с VI в. до настоящего времени» (1934), «Звенья русской культуры» (1938), вышедших на русском языке, а также в ряде исследований, опубликованных на английском языке в США.

Вернадский определил главный евразийский принцип: «Жизненная энергия, заложенная в каждой народности, стремится к своему наибольшему проявлению. Каждая народность оказывает психологическое и физическое давление на окружающую этническую и географическую среду. Создание народом государства и освоение им территории зависит от силы этого давления и от силы сопротивления, которое это давление встречает».

Исповедуемая им концепция легла в основу пятитомной «Истории России» («Древняя Русь» 1943 г., «Монголы и Русь» 1953 г., «Россия в средние века» 1958 г., «Московское царство» 1968-69 гг.). В 1927 г. написал для студентов американских университетов учебник «Русская история», который дорабатывал, включая новейшие материалы, вплоть до 1969 г. Этот труд достаточно полно представляет его исторические взгляды, тесно связанные с концепцией евразийства. Особенно большое внимание Вернадский уделял:

1) рассмотрению соотношения леса и степи как определяющих природных факторов русской социокультурной истории (идея воспринятая ещё от Ключевского);

2) синтезу византийского и тюрко-монгольского культурного наследия в феномене «христианизации татарщины» на Руси (концепция, которую он разделял с Н. Трубецким).

В основу своей концепции Вернадский положил взаимодействие природных и социальных факторов в ходе русской истории. Своеобразие национального развития русского народа, по его мнению, обуславливалось двумя комплексами причин: внешним влиянием на общество природно- географичеких факторов и внутренним развитием социального организма. Центральное место в концепции Вернадского занял тезис об определяющем влиянии «месторазвития» на исторические особенности всех общественных институтов (под «месторазвитием» человеческих обществ он понимает определённую геграфическую среду, которая определяет особенности человеческого общежития, развивающегося в этой среде). «Социальноисторическая среда и географическая обстановка сливаются в некое единое целое, - отмечает Вернадский, - взаимно влияя друг на друга. В разные исторические периоды и при различных степенях культуры человеческих обществ различная совокупность социально-исторических и географических признаков образуют различные месторазвития в пределах одной и той же географической территории».

Исходя из убеждений в том, что существует прямая зависимость между территорией и историей, он попытался вывести закон соотношения времени и пространства, подчеркнув при этом, что его действие реализуется при больших размерах госдарственной территории. На таком «огромном пространстве исторический процесс, по мысли Вернадского, приобретает своеобразный облик; подобый волнообразующим кругам, расходящимся вширь от центра развития. «Огромное пространство» создает объективные условия для формирования новой цивилизации. Евразия с этнической точки зрения - это «сожительство разных народностей - русской, монгольской, турецкой, финской, маньжурской и многих других».

Исходя из содержания самого термина, «Евразия» выражает не неопределенную социально-историческую комбинацию Европы и Азии, а громадную специфическую географическую область земного шара в центре континента. Этот мир, в представлении Вернадского, должен быть отделяем как от Европы, так и от Азии: «...нет двух Россий-«Европейской» и «Азиатской». Есть только одна Россия - Евразийская, или Россия-Евразия».

Прошлое России-Евразии Г.В.Вернадский интерпретирует как историю борьбы между «лесом» (оседлыми славянами лесной зоны) и «степью» (урало-алтайскими степными кочевниками). На этой основе предлагает «деление русской истории на периоды». В тоже время он уточняет, что «история-это непрерывный процесс, который не имеет пауз, и любое предложенное нами деление, конечно, будет весьма схематичным и произвольным».

На заре русской истории, приблизительно до конца X века, «мы видим попытки объединения степи и леса для использования выгод обмена их природными богатствами». Завершающая попытка объединения, отмечет Вернадский, была совершена князем Святославом, который постарался соединить под своей властью Днепр, низовья Волги и низовья Дуная. Это время важно «как отметка постепенного приближения русских к христианству».

С конца X до середины XIII связь между лесом и степью разорвана, «период этот может быть назван борьбою между лесом и степью. Хронологические рамки его условно могут быть обозначены так: от 972 года до 1238 года (Батыева нашествия).

В монгольский период евразийско-русской истории «степь» победила «лес». Хронологические рамки третьего периода: от 1238 года до 1452 года. Москва становится отныне собирательным центром», а в середине XV в. «лес» в лице Московии взял реванш. Наука русской истории, по мнению Вернадского, слишком увлеклась изучением роли православия и византийского наследства и прошла мимо очевидного «обрусения и оправославления татарщины». Она не обнаружила «татарский источник русской государственности». Московское государство, считает он, образовалось на развалинах Золотой Орды. При этом Вернадский не умаляет значения и византийского наследства, поясняя, что под монгольским наследством следует понимать евразийское государство, а под византийским - православную государственность. Оба начала тесно и органично слились в историческом развитии русского народа. «Монгольское наследство облегчило русскому народу создание плоти евразийского государства, - пишет он. - Византийское наследство вооружило русский народ для создания мировой державы строем идей».

Четвертый период (условно 1452-1696 гг.): наступление русского Севера на монголо-турецкий Юг и Восток; решительная победа леса над степью. «Тяжёлая борьба России против монголов и турок (так же как и против поляков и шведов) потребовала напряженных усилий всей нации. Личные и политические свободы были принесены в жертву национальному выживанию».

Пятый период (1696-1917 гг.): «распространение Российского государства почти до естественных пределов Евразии: объединение леса и степи, ...две великие зоны слились в единое экономическое целое», «земледелие заняло господствующие позиции, начал обрабатываться весь континент».

Вся история Евразии есть последовательный ряд попыток создания единого государства, которые предпринимались с разных сторон - с востока и запада Евразии. Прослеживая эту историю с V в. до н.э. (Скифская держава) до 20-х годов XX ст., Вернадский обнаруживает любопытную периодическую ритмичность государство-образующего процесса и предлагает схему периодической ритмичности:

I. 1) Единная государственность (Скифская держава).

2) Система государств (сарматы, готы).

П. 1) Единная государственность (Гуннская империя).

2) Система государств (авары, хазары, камские болгары, русь, печенеги, половцы).

Ш. 1) Единная государственность (Монгольская империя).

2) Система государств - первая ступень распада Монгольской державы.

3) (Золотая Орда, Джагатай, Персия, Китай).

4) Система государств - вторая ступень распада Монгольской державы (Литва, Русь, Казань, киргизы, узбеки, ойраты-монголы).

IV. 1) Единная государственность (Российская империя - Советский Союз)... .

Схема остаётся незаконченной, а последнее звено завершается многоточием. Знак вопроса подразумевает возможность нового распада, новую «Систему государств». Впрочем это то, ради чего мы здесь собрались в надежде, что наши скромные возможности хоть немного приблизят день формирования нового государства, после сегодняшнего периода распада.

Комментарии  

0 #1 Виктор Стекленев 24.07.2016 16:02
Столь же сильно, как и спорно.

Спорным нахожу тренд создания государства. Именно такая позиция была ключевым моментом теории Гумилева: бесспорность формирования евразийского суперэтноса и проблематичность формирования единого государства в условиях полиэтнических составляющих такого государства... Только тема эта требует длительных размышлений и обстоятельного анализа...

Автору - благодарность за актуальное направление.
Цитировать | Сообщить модератору
0 #2 Михаил Бродников 24.07.2016 16:27
Я сомневаюсь, что Святослав был намерен освоить низовья Волги. После разгрома Хазарии, он же уступил эти территории своим союзникам - туркменам.Тут мне больше представляется союз евразийских племен против инородного антиевразийского государственного формирования хазар.
Цитировать | Сообщить модератору

Комментировать

Незарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии указав имя, e-mail адрес и заполнив поле защитного кода.


Защитный код
Обновить